Как превратить тенор в баритон - 7 Декабря 2012 - Юзовка-Сталино-Донецк: страницы еврейской истории
Приветствую Вас, Гость
Главная » 2012 » Декабрь » 7 » Как превратить тенор в баритон
21:56
Как превратить тенор в баритон
Продолжая разговор  Феликсе Лившице, предлагаем еще одно интервью с певцом, размещенное на его личном сайте. Кроме того, отвечая на просьбы наших земляков, помещаем на нашем сайте ссылку на  его выступления, чтобы вы могли по достоинству оценить прекрасный вокал и артистизм певца.
 
   Он красив, молод, полон сил, энергии, иронии (самоиронии, в том числе, что крайне редко встречается среди современных молодых людей, да еще среди такой особенной касты как оперные певцы). У него волшебный голос, один из тех самых, которые повергают нас в неизъяснимое волнение, вызывают душевный трепет, заставляют проливать светлые слезы, печалиться, ликовать, испытывать приступы жуткого вселенского одиночества или, напротив, немотивированного объективно, - жизненного подъема. Он оперный певец, лирический тенор, он прекрасный филармонический исполнитель, его программа насчитывает сотни наименований. Он поет на русском, итальянском, иврите, идише, украинском. Серьезно занимается литургическим песнопением. В профессии Феликс Лившиц (а именно так зовут нашего героя) вообще очень серьезный человек, ибо театр для него храм, и он там священнодействует - никаких промахов, никаких шуточек, никакой халтуры, никакой фальши... 
   Разве так бывает сегодня? Бывает, если человек пишет сказки (а он их пишет), так как человек, живущий со сказкой, имеет дар и счастье по младенчески вопрошать себя и слушателя о первой и последней жизненной мудрости. Сказки всегда юны и наивны как дитя, и всегда древни и мудры как прабабушка, оба - созерцающие младенцы.
   - Вы родом из Донецка? Коренной дончанин?
   - Точно знаю, что все дедушки и по материнской и по отцовской линии - донецкие.
   - Кто же из них передал вам свои поющие гены?
   - У папы прекрасный голос. В молодости он служил в Баку, и дед нынешнего министра культуры Азербайджана Паллада Бюль-бюль Оглы, услышал отца и предложил ему - без экзаменов - учиться в консерватории. Папа написал письмо домой, мол, остаюсь. На семейном совете было решено, что певец - не профессия для еврейского ребенка, и вернули его в семью. Он окончил Харьковский институт советской торговли. И работал как все. Это трагедия. Но пел он всегда и везде, где только была малейшая возможность.
   - А мамина сторона - не поющая?
   - Нет, фотографирующая. У мамы в роду очень известные фотографы.
   - Вы помните свое первое выступление перед публикой?
   - Не очень хорошо... В памяти осталось, как школьником на местном радио пел "Беловежскую пущу". Ну, не Робертино Лоретти, конечно, но - хорошо поющий мальчик.
   Феликс сам научился играть на фортепьяно, благо, дома был инструмент. А после школы, несмотря на отсутствие музыкального образования и серьезного репертуара, он стал студентом музыкального училища по классу вокала.
   - В училище со мной произошла странная история - из меня пытались сделать баритон.
   - И вы согласились?
   - А что было делать? Чувствую, что-то не поется... Промучился первое полугодие под пророчества педагога, твердившего, что нет у меня никаких перспектив. Но в дело вмешался Его Величество Случай. На урок пришел заведующий кафедрой Он очень удивился, поставил передо мной другие ноты - и все! Помню, сразу побежал к отцу, кричал: я тенор! я тенор!
   - Были в то время у вас какие-то авторитеты, кумиры?
   - Первый культурный шок приключился со мной в 1985 году, когда я увидел в кино фильм "Травиата" Дзефирелли. На афише стояло интригующе-провоцирующее - "франко-итальяно-американский фильм о любви". Это обеспечивало аншлаг, большинство зрителей не предполагали даже, что это опера, и через двадцать минут в зале остались те немногие, кто пришел слушать Верди. Это было такое потрясение - Альфредо в исполнении Доминго! Что-то недосягаемое! Кто мог тогда предположить, что через много лет...
  
   - Вы спели с Доминго?
   - Нет, работал с Дзеферелли.
   - Что вы можете сказать о своих учителях?
   - Когда я попал в консерваторию, мне повезло с учителем - им стал Юрий Косенко. Он был моим первым и единственным учителем. Я - его первым учеником. Меня даже упрекали
друзья-коллеги: он умер вскоре после моего отъезда... Связь у нас была, конечно, очень тесная, творческая и человеческая. Он очень гордился мной... Помню первый свой спектакль ("Травиата") в Донецком оперном театре, вечерний спектакль с прославленной труппой и студентом-солистом. Такое не часто бывает... Я не спал до спектакля, и после тоже. Косенко весь вечер стоял за кулисами, загримированный на случай, если надо будет выручать (он был тоже тенор, заслуженный артист Донецкого Оперного театра).
 
      Сегодня Феликс Лившиц - солист Израильского оперного театра, один из авторов концертной программы "Три тенора и сопрано". На его счету более 40 оперных партий, немереное количество концертов, в которых он исполняет арии, песни, романсы (разных народов), обширный репертуар на идиш. Он объездил весь мир, выступал на таких сценах как "Метрополитен-опера", Шведская национальная опера, работал во Франции (Бордо и Париж), объездил практически всю Испанию, выступал в Москве... Артист сокрушается, что об опере сегодня мало пишут, что у нее вообще осталось не так много поклонников. Я намеренно назвала Лившица "артистом", а не "певцом", ибо играет он, на мой вкус, ничуть не хуже, чем поет. Об этом говорят рецензии в местных СМИ: "Феликс Лившиц на этот раз был щедро одарен Израильской оперой сразу тремя ролями. Юного студента Эдмондо, манерного учителя танцев и эпизодического фонарщика. Тенор прекрасно справился со своими ролями, особенно запомнился его напудренный и картавящий учитель танцев - Феликс явно обладает актерским даром и умеет вытянуть сцену там, где и вытягивать нечего. А в первом акте певец мог сойти за Де Грие - по крайней мере, манерами и сложением он куда больше смахивает на кавалера Манон".
   Природа наделила Феликса прекрасными фактурными данными. И при этом он обладает уникальным голосом. Многие отмечают благородный тембр, отличное владение голосовым материалом и высокую профессиональную культуру певца. Его исполнение отличается яркостью южного темперамента Итальянской школы, но голос наделен некой трудно объяснимой словами прозрачностью, светлостью, какими-то едва уловимыми серебристыми верхами, которые так волнуют нас в исполнении тенора.
   Недавно певец сломал ногу на спектакле "Волшебная флейта". И совпали эти печальные события с приездом Дзеферелли в Израиль для постановки в Израильской опере "Паяцев", самого успешного сценического произведения Леонкавалло. Так что для знакомства с маэстро Дзеферелли наш герой явился на костылях. Ушел со сцены, опираясь на "волшебную флейту", - вернулся "паяцем". Марко Гандини, помощник Дзеферелли, увидев Феликса, воскликнул: "Вот! Вошел Арлекин!" Итальянец сумел войти в положение артиста: его с переломом ноги должны были швырять через всю сцену, но Гандини сделал все то же самое, но без Лившица.
   - До сих пор не могу понять, - говорит певец, - почему он так ко мне отнесся. Называл меня Феличио...
   - Какое впечатление произвел на вас Дзеферелли?
   - Знаете, почему он стал великим? Это профессионал высочайшего класса и в разнообразных видах искусства: он режиссер, художник, очень талантливый, сценограф... Он сам рисует, придумывает всю концепцию спектакля. Я видел его альбомы - потрясающие! Думаю, знакомство с ними и совместная работа - это одна из самых захватывающих страниц в моей жизни.
 
   - Как вы относитесь к условности в искусстве вообще и к условности в оперном театре в частности?
   - Сейчас все пытаются отойти от традиции, от  классического исполнения, часто навязывая автору свое новаторское, в лучшем случае, прочтение. Все это оправдывают высокой степенью театральной условности. Мне это не нравится. Все эти "поиски" представляются мне попыткой или необходимостью спрятать за оригинальностью интерпретации отсутствие таланта. Часто привлекаются в репертуар малоизвестные произведения: "Армида" Глюка, "Ариадна на Наксосе" и "Кавалер роз" Рихарда Штрауса, "Бал-маскарад" Альбано Берга, произведения Б.Бриттена. Как говорили в одном старом фильме, "музыку надо не сочинять, а изобретать". Каждый год что-то новое из этого ряда. В результате у меня колоссальный багаж выученных партий, который практически не востребован. И я продолжаю его наращивать...
   - В этом смысле концертная деятельность - выход?
   - Да. И поддержка в финансовом отношении... Феликс Лившиц, Евгений Шаповалов и Владислав Горай, подготовили действительно грандиозную программу "Три тенора". Затем возникла идея "развить тему" при женском участии. С программой "Три тенора и сопрано" они триумфально выступали в Израиле и по всему миру. Сегодня израильский зритель имеет пока возможность побывать на концерте "Три тенора и три сопрано", где участвуют заслуженная артистка Украины, солистка Украинской Национальной оперы Ирина Берлизова, солистка Парижской Национальной оперы, "Ла Скала" и "Метрополитен Опера" Сюзанна Порецкая, а также солистка Израильской оперы Лариса Тетуева. Оперные артисты, как всегда, выступают с прекрасным сопровождением оркестра-ансамбля "Виртуозы Тель-Авива" под руководством Александра Поволоцкого. В новой программе звучат популярные арии из опер, итальянские и неаполитанские песни, русские и цыганские романсы, песни на идиш и многое другое. Концерты имеют прекрасные отклики в прессе, обсуждаются на форумах в интернете, демонстрируют регулярные аншлаги - все это говорит само за себя. Из рецензии: "Особенно порадовал Феликс Лившиц, исполнение которого отличалось высокой культурой и вокальной грамотностью, а голос -глубиной и бархатностью". (В.Шендерович)  
   - Концертная деятельность не так интересна вам, как оперное пение?
   - Я их не разделяю. Классическая музыка - это мое, и в концертной программе степень ответственности еще выше - там ты один: только твой голос и "бабочка". Все зависит исключительно от тебя: и креативная часть, и даже, порой, административная. По поводу оперы у меня есть определенное чувство неудовлетворенности, нереализованности. Мог бы сделать значительно больше.
   
    - Были ли у вас серьезные неудачи?
    - Я не берусь за работу, если понимаю, что она не моя. В последние годы научился относиться к себе объективно. Это очень сложно - уметь трезво оценить свое место, объективно относится к коллегам. Я сам в себе это воспитал. Сейчас я знаю, что могу не все, просто потому, что у меня этого в природе нет, а научиться можно не всему!   
     Тенор - это судьба
    - Как у вас с популярностью, со славой? Не мучат?
    - Да кто знает нынче звезд оперной сцены! На Израильское телевидение не пробиться... Спасибо Янику Левинзону, передача "Семь сорок" - это единственная программа, в которой можно показаться...
  
   - Есть что-то завораживающее в теноре. Почему все любят именно теноров, а не баритонов?
   - Быть тенором - завидная судьба: все шлягеры твои. Великий Тосканини говорил: тенор
- голос любви. Паваротти утверждал, что многие женщины видят эротические видения во время пения теноров.
  
   - Вы воспользовались этим, чтобы покорить будущую супругу Олю? Где вы, кстати говоря, познакомились?
   - На кладбище, - отвечают хором Феликс и его очаровательная жена, мать двух младших Лившицев (старшему - 22, младшему - 9 лет).
  
   - Это вы специально для журналистов придумали?
   - Нет, чистая правда. Хоронили того самого учителя. Потом были ухаживания, потом я пел, сочинял и посвящал ей песни.
  
   - Сейчас тоже сочиняете?
   - Нет, как Александр Сергеевич - он, когда женился, перестал писать лирику - перешел к сказкам, - отвечает за мужа Оля.
  
   - А насчет того, кто кого охмурял? - задаю вопрос, пользуясь тем, что "первая леди" нарушила обет молчания.
   - Он. Феликс - мужчина, который выбирает.
 
   - Фортуна была крайне благосклонна к Феликсу Лившицу в период абсорбции: сразу же началась работа по специальности, очень скоро - работа в опере, творческие и деловые контакты, среда и пр. В чем секрет? Был ли человек в Израиле, который помог вам, направил, привел?
   - Элла Пасик. Она и в оперу привела, и с директором оркестра познакомила, и множество концертов организовала. Она обладала той информацией, которая была мне необходима. И щедро ей поделилась. Элла многим помогала, но не все об этом любят вспоминать.
  
   - Есть мечта?
   - Риголетто спеть в опере. И еще... я бы очень хотел спеть в том театре, где я начинал, в Донецке. Помню спектакль, который был посвящен памяти моего учителя, "Травиату". Был редчайший гололед, спектакль хотели отменить, но... Был переполненный зал. Принимали великолепно, вся сцена (и вся квартира потом) была усыпана розами, После спектакля мы не расходились до утра... Такое не повторяется.
 
Татьяна Ефимова
 

Нравится Категория: Знай наших | Просмотров: 842 | Добавил: Liza | Теги: Донецкая музыкальная академия, Донецкая консерваторияя, Феликс Лившиц | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: