Отдельные эпизоды жизни - 9 Января 2014 - Юзовка-Сталино-Донецк: страницы еврейской истории
Приветствую Вас, Гость
Главная » 2014 » Январь » 9 » Отдельные эпизоды жизни
00:20
Отдельные эпизоды жизни
Сегодня мы начинаем публиковать главы воспоминания  Александра Александровича Явнеля, размещенные на сайте "Сахаровский центр"
Александр Александрович - известный исследователь метеоритов, с 1972-го по 1989 год был заместителем председателя Комитета по метеоритам АН СССР. Сейчас живет в Израиле.
А. Явнель провел детские и юношеские годы в Гришино, как раньше назывался  город Красноармейск Донецкой области. Я думаю,  читателям сайта будут интересны воспоминания нашего земляка, родившегося почти сто лет назад.


 На склоне лет, по-видимому, у каждого человека роятся обрывки воспоминаний, эпизодов из различных периодов жизни. Чтобы дать им выход, я решил написать эти записки. Они отнюдь не были предназначены для публикации. Моя скромная жизнь не играла существенной роли в нашем обществе и в какой-то мере является типичной для среднего слоя моего поколения. Может быть, именно поэтому она представляет определенный интерес для характеристики той исторической эпохи, которую я пережил вместе с нашим народом.

Я родился в г. Екатеринославе (нынешнем Днепропетровске) 12 марта (н. ст.) 1915 года, то есть ровно за два года до Февральской революции. О таких людях говорят, что они еще могли видеть царя. Но, как мне впоследствии рассказывали, я, оказывается, действительно видел Николая II во время его последней поездки в Екатеринослав.
В толпе, окружавшей царский кортеж, была моя нянька, которая подняла меня над головой, чтобы я увидел Государя Императора (а может быть, чтобы он увидел меня?). Я за достоверность этой истории не ручаюсь и, конечно, не мог это помнить.
Если же говорить о самых ранних впечатлениях, то я запомнил такой эпизод. Я в темной комнате стою босиком на холодном клеенчатом диване. Не понимаю, почему именно этот малозначительный момент мне так запомнился. Только спустя много времени я узнал от матери, что этот момент мог оказаться последним в моей трехлетней жизни. В тот поздний вечер несколько пьяных махновцев ворвались в нашу квартиру. Отец служил заведующим маленьким известковым карьером в Донбассе и в это время отсутствовал. Бандиты стали требовать у мамы золото. В ответ на ее отказ они поставили меня на диван и, наставив наган, сказали, что, если она не выполнит их требование, они расстреляют меня на ее глазах.
К счастью, Катя – моя молодая нянька – смогла их увлечь на кухню, где поднесла им «магарыч», после чего они убрались...

* * *
… С тех пор, как я написал начало воспоминаний, прошло более десяти лет. За это время много изменилось в жизни нашей семьи. Главное – это переезд в Израиль, где мы живем уже около девяти лет. И вот теперь, когда мне только что исполнилось девяносто лет,я все-таки решил продолжить некоторые воспоминания, которые сохранились в моей памяти за эти долгие годы.


Родословная
Прежде всего, я хочу рассказать о родословной нашей фамилии Явнель, насколько я мог ее узнать. Я однажды заинтересовался этим вопросом и обратился с ним к моему двоюродному брату Александру Борисовичу Явнелю, который был значительно старше меня и обладал прекрасной памятью.
Вот что он написал мне о наших предках со слов нашего с ним деда Юлия Самуиловича Явнеля. Дедушка последнего, а значит мой прапрадед, жил в Месопотамии (!), где был ремесленником, и в 18-м веке переехал в Данию. (Думаю, что его звали Борис, поскольку это имя оба его внука дали своим старшим сыновьям.) Я могу предположить, что он был потомком той небольшой части евреев, которые не вернулись в Иудею после освобождения из Вавилонского плена в 6-м веке до н.э. Прибыв в Данию, он стал заниматься скотоводством, но из-за национальной розни был вынужден оставить это занятие.
В первой половине 19-го века его сын (мой прадед) Самуил со своими двумя сыновьями – Юлием и Леонтием – переехали на какой-то барже в Либаву (г. Лиепая, Латвия). Сыновья получили фельдшерское образование и затем попали на Украину, в Донбасс, который входил в «черту оседлости», где не было запрета на поселение евреев.
Мой дед Юлий был фельдшером в г. Бахмуте (г. Артемовск), а его брат Леонтий – в г. Юзовке (г. Донецк). Так возникли две ветви нашей фамилии – «бахмутская» и «юзовская».
Забегая вперед, я должен сказать, что фамилия «Явнель» у «бахмутской» ветви через два поколения, к сожалению, оборвалась, т.к. теперь представлена только дочерьми. Остается лишь надежда на продолжение нашей фамилии по мужской линии «юзовской» ветви, где не всё еще потеряно. А хотелось бы ее сохранить, ведь «Явнель» в переводе с иврита означает «Богостроитель». Кстати, в Израиле такое название носит поселок недалеко от озера Кинерет.
У деда была большая семья: жена Вера и семь детей – 5 сыновей и 2 дочери, которых он оставил, женившись второй раз. Я знал их всех, кроме самого деда и дяди Левы, который уехал в 1906 году в Германию.
Мой отец, Александр Юльевич Явнель, был вторым сыном в этой семье. Он родился в 1873 году в г. Бахмуте. В 1893 году закончил Лисичанское штейгерское училище и служил горным техником на известковом карьере и угольных шахтах в Донбассе.
О моих предках со стороны матери я практически ничего не знаю. Моя мама, Надежда Моисеевна Савранская, родилась в 1879 году в с. Васильевка Мелитопольского уезда (Запорожская обл., Украина). Она рано потеряла родителей и воспитывалась в семье своего родственника – Моисея Юдовича Карпаса. Кто были ее родители, я не знаю. От нее я слышал историю, что ее мама, а моя бабушка, в детстве была похищена цыганами и случайно обнаружена знакомым ее семьи в цыганском таборе далеко от места проживания. Я поэтому говорю в шутку, что мог родиться цыганенком. У мамы были брат и три сестры, из которых я знал дядю Мишу и тетю Веру.
Мама жила и училась в Симферополе, где познакомилась с моим папой, который проходил там военную службу. Они поженились 31 декабря 1899 года, ровно за год до наступления следующего, двадцатого, века. М. Ю. Карпас владел в Гришинском районе (Донбасс) небольшим известковым карьером и печью для обжига известняка, благодаря чему торговал известью. Отцу он предложил место управляющего карьером и заводом, которое папа занимал в течение 20 лет.
В 1900 году в семье родился сын Миша, в 1905 году – дочь Лида, а еще через десять лет – я. В промежутке между Лидой и мной была еще Женя, которая умерла от дифтерии в возрасте 6 лет. Лето мама с детьми проводила «на карьере» (как говорили в семье), а остальное время – в Екатеринославе, где дети учились. Миша закончил там коммерческое училище, одно время учился на юридическом факультете, а затем поступил в Горный институт. Лида не успела закончить гимназию, когда началась гражданская война.
После событий, о которых я писал в начале этих записок, мама с нами уехала к отцу. Работа на карьере к этому времени прекратилась, и папа поступил на работу на близлежащий Шевченковский рудник помощником заведующего шахтой. В начале 1919 года вся семья переехала туда. Миша стал работать «десятником» на шахте (аналогично мастеру на заводе), а Лида была сначала табельщицей, а затем учительницей первого класса (тогда говорили «группы») в школе. Голод мы не испытывали. У нас была корова и даже коза (для меня), а также куры. Сами пекли хлеб из ржаной муки с примесью «макухи» (жмыха). Короче говоря, мы вели натуральное хозяйство и имели всё необходимое для жизни.

Александр Явнель
Нравится Категория: Рассказы о былом | Просмотров: 388 | Добавил: Liza | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
На мой взгляд,эта фамилия переводится так -- "будет построено(создано) Вс-- им".

Имя *:
Email *:
Код *: