Патриарх - 12 Февраля 2012 - Юзовка-Сталино-Донецк: страницы еврейской истории
Приветствую Вас, Гость
Главная » 2012 » Февраль » 12 » Патриарх
12:09
Патриарх
ГонимовВ этом году исполняется 135 лет со дня рождения человека, ставшего «отцом донецкой истории» - писателя Ильи Гонимова. Мы помещаем рассказ об этом человеке, впервые опубликованный на сайте "Донецкий"

Каждое время живет своими героями, и всякий город — своими датами. Меняются эпохи, приходят и уходят вожди, поколения живущих слагают песни и мифы — все, что потом соберет в свой сундук История. У нее, у истории, есть верные служители, жрецы Хроноса, подвижники, без которых мы бы и не знали своего прошлого — радостного и горького, всякого. Есть старинная турецкая пословица: «когда дом построен, надо, чтобы кто-то сказал об этом. Иначе он как бы и не существует». У Юзовки, со статусом города принявшей в юности имя Сталино, а в зрелы годы выросшей в современный Донецк, слава Богу, такой человек был. О нем наш рассказ.
Нельзя сказать, что Илья Александрович Гонимов так уж забыт своим городом. Есть в Ленинском районе даже и не улица, а целый проспект Гонимова. Но, положа руку на сердце, многие ли дончане, в том числе и те, кто на этом проспекте прожил жизнь, может эту фамилию расшифровать? Сегодня, когда имя Гонимова знает не всякий донецкий историк, не лишним будет рассказать о нем подробней. Ибо именно с Гонимова, с его трудов началось изучение истории Донецка. Не будет большим преувеличением сказать, что практически все темы ранней истории города были разработаны или затронуты в той или иной степени Ильей Гонимовым в далекие теперь уже 30-е годы XX века... 

Вместо предисловия

Доподлинно известно, когда было положено начало юзовско-сталинско-донецкой историографии. 22 октября 1936 года Илья Гонимов сдал в набор рукопись книги «Старая Юзовка». А уже 10 декабря типография взялась за дело. Официальной датой рождения судьбоносной для города книги стал 1937 год. 

«Старая Юзовка» стала одной из двухсот с лишним книг в заложенной Максимом Горьким серии «История фабрик и заводов». Несколько лет назад одному из авторов этой статьи удалось купить у букинистов то самое, первое издание. «Сталинский металлургический завод» - так гласит надпись большими красными буквами на фронтисписе книги. Среди сотен историй предприятий индустриального Донбасса «Старая Юзовка», кажется, была единственной в своем роде. По крайней мере, в тридцатых-сороковых годах.

Кроме этой книги Илья Александрович написал еще несколько. Сборники рассказов, романы  «Шахтарчук», «Стеклодувы» (любопытно, что это повествование о судьбах константиновских стекольных заводов вышло один-единственный раз в Харькове в 1929 году и давно уже стало раритетом), повесть «На берегах Кальмиуса». Немного, конечно, если не знать, что профессиональным писателем Гонимов стал лишь в 53 года.

В «черте оседлости»

Гонимов, как нетрудно догадаться, псевдоним. Настоящая фамилия писателя - Горош. Родился он 18 декабря 1875 года в семье бедного еврейского учителя в крохотном селеньице Кайнес Режицкого уезда Витебской губернии. Сегодня это Латвия, неподалеку — Даугавпилс. А тогда это была еще и пресловутая позорная «черта оседлости», из которой юному Илье Горошу смерть как хотелось вырваться. Но куда нищему еврейскому пареньку податься - без средств, без связей? Подался для начала в Вильно, Вильнюс, значит. Там поступил учеником в мастерскую еврея-медника. Урывками занимался самообразованием. Это очень характерная черта для поколений конца 19-начала 20 века - заниматься самообразованием, читать запоем все, что под руку попадется - от официальной газеты Синода Русской Православной церкви до сочинений Ивана Франко. В 1895 году работа у медника становится для Ильи непереносимой, и он начинает практиковать как частный учитель.

Интересно, что только через три года Горошу удается сдать экстерном экзамены за курс реального училища. Для него это была высшая планка в образовании. И дальше в его жизни начинается этап путешествующего (или если угодно, бродячего) учителя в селах Сувалкской и Витебской губерний. Смеем предположить, что Илья таким образом повторял не столько Григория Сковороду, сколько своего отца. Иногда его можно было видеть в том же Вильно. В общем, мотало молодого человека по свету, никак не мог он «нагреть теплого места». Правда, в 1905-1908 годах судьба, казалось, улыбнулась Илье - богатая семья из города со странным названием Судорги (литовское, поди) нанимает его учителем для своих детей. Российская империя была охвачена огнем пожарищ - то пылали панские да господские усадьбы. В Москве и Питере гремели бои - элита царской гвардии, Семеновский и Преображенский полки, сносили баррикады восставших рабочих. В то время впервые проявилась тяга нашего героя к сочинительству. Соответственно духу эпохи первое его произведение именовалось «Разбитое стекло». Цензор, понятное дело, не пропустил пробу пера из журнала, куда она была отослана.

В Донбасс!

Ветер перемен и тяга к перемене мест снова подхватили Илью Гороша. Подхватили и перенесли прямиком в Донбасс. Сначала в Юзовку, но в ней он не задержался, а после уж в Алчевск, где и осел на долгих 12 лет. Здесь получил профессию наборщика в местной типографии, здесь же пережил и Великую революцию, и Гражданскую войну. 

В 20-х годах, Илья Горош переезжает в Бахмут (Артемовск). Здесь тоже типографствует помаленьку, горбясь у касса-реалов, набирая по заданию Донецкого губревкома текст книги Ленина «Государство и революция», а заодно пристает к группе молодых пролетарских писателей. «Забой» называлось оно гордо. А как же еще прикажете в Донбассе? 

Завязавшаяся было дружба с Борисом Горбатовым, Георгием Марягиным, Павлом Беспощадным была недолгой. Илья Александрович подался в Харьков, который, напомним, тогда был столицей Украинской республики. Здесь он устраивается работать в издательство в «Украинский рабочий», здесь он публикует свой первый рассказ «Степан Легионов». А было ему уже 53 года. Как вспоминал сам Илья Александрович позже: «выход этого рассказа дал мне уверенность в том, что есть смысл заниматься творчеством». Так родился писатель Илья Гонимов. Потом были романы, рассказы и повести, членство в Украинском союзе пролетарских писателей. И, наконец, настало время главной книги его жизни.


Известно, что впервые идею создания серии «История фабрик и заводов» выдвинул в статье в «Правде» Максим Горький. Было это в 1931 году. Сотни и тысячи энтузиастов откликнулись на этот призыв пролетарского писателя. В их числе был и харьковский писатель Илья Гонимов. Строго говоря, «Старой Юзовке» предшествовала одна маленькая книжечка, чудом сохранившаяся в фондах Донецкой областной научной библиотеки им. Крупской. Вот она перед нами — тощая, в 55 страниц всего, обложка самодельная - «Гонимов И., Ледянко Н. Пробные главы из истории Сталинского металлургического завода им. Сталина. 1934». Собственно, это всего две главы. Мы не будем на них останавливаться подробно, сегодня это уже не более, чем раритет, но раритет многозначительный, дающий нам возможность понять, как и когда началась работа над первой книгой по истории Донецка.

Гонимов был в этом деле первопроходцем. А им всегда трудней всех. Его приятель по Бахмуту и «Забою», писатель Георгий Марягин оставил нам небольшие воспоминания о том, как создавалась «Старая Юзовка». Приведем здесь фрагмент из них.

«Он изучает архивы Донбасса, Ростова, Днепропетровска, Харькова, тщательно записывает воспоминания старожилов Юзовки - первых ее металлургов. Время многое занесло своим песком, но писатель, упорно «промывая» груды воспоминаний, отыскивает среди них золотые самородки из истории украинского рабочего класса, которых нет ни в одном архивном документе. Работа, огромна, кропотлива, сложна, - это не смущает Гонимова. Его вдохновляет каждая новая находка. Как-то в годы первой пятилетки я встретил Илью Александровича на станции Ясиноватая - он возвращался из Сталино. Как всегда, бодрый, общительный, он поделился:

- Богатым еду, богатым. Каких людей встретил! А-ну, угадайте!.. Самого Максименко! Друга Курако. Да еще сына Берви, того Бреви-Флеровского, книгами которого зачитывался Горький. Много записал интересного. Оживает история Юзовки, оживает».

Труд, действительно, был адский. При том состоянии донецкого транспорта встречи с людьми превращались в многие километры исхоженных дорог. Гонимов пешком не однажды прочесал Ларинку, Смолянку, Рутченково. 

Юзовка-Сталино-Донецк

 В 37-ом, когда Гонимову стукнуло 62 года, «Старая Юзовка», как уже говорилось, увидела свет. Многое в ней, конечно, было несовершенно. Как и всякий первый «блин», он в известной степени вышел комом. Забегая вперед, скажем, что вернувшись в 1946 году из эвакуации, из Самарканда, Илья Александрович, поселившись теперь уже в Сталино, до конца жизни совершенствовал книгу. А прожил патриарх донецкой историографии, как и положено патриарху, долгую жизнь — он скончался в 1964 году, в возрасте 89 лет.  Его иногда видели на лавочке у подъезда своего дома на пересечении Седьмой линии и Театрального. Подслеповато щурясь сквозь толстые линзы очков, он с любопытством рассматривал жизнь города, о рождении которого написал первым. Город рос, ширился куда стремительней, чем  в хорошо известный ему период. Это уже было очень далеко от грязной, закопченной, продымленной насквозь Юзовки. Уходил в прошлое и облик Сталино. Родился новый город – Донецк, чья история еще не сложена, не записана, но в основании которой лежит тяжелый и полузабытый труд Ильи Александровича Гонимова.
 
***

В свое время на доме, в котором жил писатель, повесили памятную табличку. Куда-то она с годами запропастилась, никто и не знает куда. Надо бы восстановить. В благодарность, в память, от всего большого нашего донецкого сердца.

Олег ИЗМАЙЛОВ, Елена ЗГИННИК
Нравится Категория: Знай наших | Просмотров: 684 | Добавил: Liza | Теги: Илья Гонимов, Елена Згинник, Олег Измайлов, краеведение, история Донецка | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Хорошо,что Вы опубликовали статью о Гонимове!!!!Я был с ним знаком,но не на короткой ноге!!!Оченб уж большая разница в возрасте у нас была! Но и одной встечи было достаточно,чтобы понять этого талантливого человека!Мы были с другои на встрече с ним в Доме Политпрсвещения-и после общего собрания,нам удалось минут 10 с ним поговорить с газу на глаз!!Мы почуствовали тогда,что этот старый уже человек,был как бы надлмленной фигурой!Весь разговор я не помню,но однв фраза врезалась в память-ВСЕГО НЕ НАПИШЕШЬ!!!!Мы с другом поняли это,возможно по своему!!!НЕ ДАЮТ ГОВОРИТЬ ВСЮ ПРАВДУ!!!!

Имя *:
Email *:
Код *: