Пережившая Холокост. Часть вторая. Начало войны. - 3 Октября 2013 - Юзовка-Сталино-Донецк: страницы еврейской истории
Приветствую Вас, Гость
Главная » 2013 » Октябрь » 3 » Пережившая Холокост. Часть вторая. Начало войны.
14:05
Пережившая Холокост. Часть вторая. Начало войны.

Мы продолжаем публикацию книги Ольги Каплан.
В 1941 г 22 июня началась война, немцы захватывали, т.е. завоевывали советские города. В сентябре уже вошли в город Сталино, но пока они вошли было беззаконие. Милиция не работала, люди грабили магазины, кто как мог. Возле нас, недалеко от того места, где мы жили, было большое здание холодильник. В доме нечего было кушать. Я, Лиля, Алеша и Дуня тоже начали, что попадется под руку и что могли унести. Прикатили большую бочку сметаны, потом побежали за мясным и так до вечера все таскали, а вечером их отец дядя Дмитрий пошел и зашел на 3-й этаж, и кто-то зажег спичку, вспыхнул пожар. Домой он обгорелый сам прибежал, пожил три дня и умер. Не буду рассказывать эту страшную историю, как мы дети и родители хоронили его. Из досок сбили длинный ящик и так далее. А наши мама и папа никуда не ходили, ничего не брали, мама это мясо сильно посолила (тогда в домах холодильников не было) и ели это мясо месяца три да еще давали тете Любе и Мире, они были беззащитные, бедные.
Мамина сестра Ева уехала со своей семьей, эвакуировалась, и тетя Роза. Они жили хорошо, это Сталинина бабушка, муж ее был маляр. Мы остались, они даже не попрощались с нами (я бы свою родную сестру никогда бы не бросила). Продолжаю, потом Лиля взяла две большие наволочки и пошла на добычу в город там тоже с магазинов все таскают, она принесла много галантереи, всякие нитки, расчески и много чего что могла дотащить. А я в это время пошла в другой магазин, меня там чуть не задушили, я ничего не взяла и пришла еле живая.
В особенности евреи, коммунисты бросали свои квартиры и эвакуировались. С нашего «Белого карьера» тоже, кто остался, начали переселяться в город. Мы тоже перешли жить в город в тети Евину квартиру. В это время немцы в начале октября зашли в город Сталино, шли по квартирам и спрашивали у соседей, где юда, это означает, где евреи живут, и соседи показывали на нас. Они что-то искали, ругались. Мы их боялись и наверно и месяца не пожили перешли жить дальше, где жил мамин брат Исраель, там во дворе уже перешла жить тетя Люба с Миррой.
Там нам было еще хуже и опасней жить, это уже был декабрь 1941г. Много евреев остались жить в городе. Слышим мы, говорят, подъехала машина ночью забрала несколько семей. И так каждую ночь забирали в машину- "душегубку".
Мама говорит, мы ночью уходим с этой квартиры, уходим в «Белый карьер», где раньше жили. Идемте с нами, говорит тете Любе. А утром на следующий день мы пришли что взять, а соседи говорят, ночью их забрали немцы в машину. А забирали почти каждую ночь и убивали, бросали в неработающую шахту за городом (людей полуживых бросали).
Шахта эта 4.4 Бис существует и сейчас. Там большой мемориал памятник погибшим. А рядом музей. Вот эта ночь спасла жизнь нашей семье. И примерно за лет 15 до нашего отъезда в Израиль мы узнали, что есть этот мемориал. Мы хотели увековечить наших погибших родителей, я уже тогда была замужем и моего мужа Яши мама была тоже брошена в шахту. Нам надо было подавать в суд и доказывать, искать свидетелей, что мы оставались и в городе Донецке родителей убили, а Яша тоже через суд доказывал за свою маму. До этого было собеседование с судьей, он говорит, моя мама тоже оставалась, я ему говорю, ваша мама не была еврейкой, а наши родители были евреями. Тогда я нашла Алешу и Дуню, Яша тоже нашел свидетелей. Дали нам решение суда, что да наши родители погибли, тогда мы пошли в музей «Донбасс непокоренный» и увековечили наших родителей.
 
Родители Ольги и Лили, Исаак и Нехама Сегал
 
Где была эта шахта, там большой сквер, каждому погибшему чугунная плита с его фамилией именем и отчеством. И по сей день фото наших родителей в Музее. Это было хождение по мукам, пока мы добивались, и когда мы уезжали в 1990г. в Израиль мы ходили и прощались с нашими родителями навсегда, а в 1993г. мы поехали в Донецк тоже проведали наших родителей.
Продолжаю. В Донецке, где были в центре города школы, там жили немцы, они отапливались углем, уголь который перегорал и оставался кокс его выбрасывали во двор. Мы с сестрой собирали его и этим топили, там мы собирали всякие объедки. Ходили далеко зимой за 60 - 90 километров в деревни и меняли эти нитки на зерно, макуху, все, что кушает скот, мы приносили родителям. Помню Лиля одела зимой мамино новое пальто пошла на городской базар, прибегает раздетая, полицаи на базаре сняли и сказали, ты юда, как она добежала в 40° мороз, но слава Богу она была жива. Вот такие мы были бесстрашные. А в это время всех оставшихся евреев согнали в эти землянки на «Белый карьер» это было гетто. Заставили, чтобы от малого до старого на руку надевали белые повязки с 6-ти конечной звездой и утром гнали нас на работы. Убирать заброшенные здания, грязные туалеты и всякую гадость, а в газете мы вычитали чтобы на советской территории занятой немцами не было ни одного юды т.е. еврея до 1го мая 1942г.
Очень редко папа шил шапки-ушанки немцам они давали нам немного продуктов, они говорили папе, ты, юда уходи, тебе капут. Я папе и маме говорила, давайте уйдем или за линию фронта или в глубь далека деревни, говорила я пойду с Лилей, а вы идите отдельно, будете попрошайничать или как-то работать (уже шло к весне), а потом встретимся на квартире т. Евы, но родители не захотели, не захотел мой папа, а мама сказала, я его не брошу одного. Мы убегали от этой работы. Я и Лиля повязки не носили, ходили далеко в деревни что меняли.
Я попрошайничала, менять уже не было что. Приносили родителям, чтобы они не умерли с голода. Покупаемся и на ночь уходили примерно за 20км. было село «Марьяновка» там нас бедные незнакомые люди принимали на ночь. У них была дочь, мы с ней подружились. В конце апреля мы приходим к родителям домой. Мама говорит, дети вы у меня умные, смышленые, смелые. Если вы придете, и нас не будет, чтобы вы не плакали. Вы должны жить, а папу я не брошу.
Так мы ушли, мама в наши пальто зашила наши метрические, дала большие два платка черные чуть меньше простыни и в чем мы стояли мы ушли, а через несколько дней 1 го мая мы утром приходим и далеко через дорогу смотрим там, где мы жили, сделали еврейское гетто. Все оцеплено, полно немцев, полицаев, собак овчарок. Я Лиле говорю, пойдем отсюда быстрей, она разрыдалась, говорит, пойдем, скажем, что мы евреи и нас заберут. Я еле ее оттащила, а напротив к нам шла (тоже когда-то жила на «Белом карьере») молодая учительница Анна она была замужем. Она говорит, девочки быстрее уходите всех ночью забрали.
Ольга Каплан
Нравится Категория: Рассказы о былом | Просмотров: 280 | Добавил: Liza | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
Прочитал вторую часть- Ольга ошиблась -в сентябре мы ещё и думать не думали ,что немцы будут у нас-1-го числа мы пошли в школу!!Немцы зашли 18-19 октября,а мы уехали эшалоном метзавода 15 октября с жд путей завода и на Мушкетово!!Да,грабить начали в начале октября,когда стало ясно что Советская власть закончилась!!! Но наши родители ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ искали возможность уехать!
Ольга права в одном УЖАСНОМ ,по моему,-каждый убегал как мог сам по себе-родственники были совсем не адекватны-никто никому не помогал!! Это страшно!!!! Вот что такое фашизм!!

Имя *:
Email *:
Код *: