Семья Уриных - 7 Декабря 2014 - Юзовка-Сталино-Донецк: страницы еврейской истории
Приветствую Вас, Гость
Главная » 2014 » Декабрь » 7 » Семья Уриных
14:13
Семья Уриных

Предлагаю вашему вниманию рассказ о семье наших земляков- семьи Уриных, написанный Еленой Уриной-Бойко. Не часто попадаются такие материалы, написанные с любовью к родным, к истории семьи. А ведь это в наших силах- записать свои воспоминания о родных и близких для молодого поколения.  Возсможно, сегодня, в суете будней, эти вопросы их не очень интересуют. А завтра им захочется узнать, кто были их прабабушки и прадедушки. Периодически возникает "мода" на историю семьи, но не всегда есть у кого узнать ее подробности.   На фото семья Уриных: Абрам Нотович, Ирина Яковлевна, Любовь Яковлевна, Татьяна(Тема), Елена Лазаревна, Лазарь(Владик) Абрамович.

О  молодости и зрелых годах моих деда и бабки Уриных- Абрама Анатольевича и Татьяны Изральевны я, естественно, сообщать ничего не могу, кроме пересказа обрывков взрослых разговоров и семейных легенд. Застрял в памяти предок – Яков-мельник, но кто он, чей дед, отец, брат и тому подобное – не знаю.

Самое яркое личное впечатление  о давно прошедшей жизни - фотография деда вместе с братом Сеней времен Первой мировой войны. Оба бравые красавцы, точеные профили, усики, новенькая форма. Каждый упирает руку в эфес сабли.

Янкель (слева) и Абрам Урины.

В то время, что  я сама его помню, дед  был отличным хозяином и семьянином, вечно что-то мастерил по дому и все в этот самый дом тащил (на нем лежала обязанность делать покупки). Кстати, заграничную новинку-занавеску для ванной - я впервые увидела у него в доме. Это было дедовское ноу-хау. На куске алюминиевой проволоки дед закрепил прозрачную клеенку, которую в те времена использовали для накрывания столов. На загнутых ушках эта конструкция крепилась к стене, а во время принятия душа крепилась уже на другие ушки - по ту сторону ванны. Чистота у них в доме была необыкновенная, прямо таки музейная. До бабушкиной кровати с горой покрытых тюлем подушек и помыслить было нельзя дотронуться пальцем. Папа рассказывал, что уроки дети готовили на подоконниках, чтобы не испачкать скатертей. В нашем семейном гнезде - на Артема 60- стены и впрямь были как в средневековом замке, подоконники с деревянными ставнями шириной не меньше 60-70 см, я их хорошо помню. Еще хорошо помню как на кухне, в ящике стола, всегда лежали рядами коробки спичек. Дед мне объяснял, что во время войны всегда первыми пропадают соль и спички. Войн он пережил достаточно и поэтому был всегда готов. И еще одна интересная вещь была у них на кухне. Старый, сточенный до тонюсенькой полоски, и очень острый нож со свастикой на светлой рукоятке - трофей, привезенный в отчий дом одним из сыновей. Их квартиру на Артема 60 я помню не очень хорошо. Это было несколько анфиладой протянувшихся комнат, в каждой из которых посередине стоял стол под крахмальной скатертью. Квартира была на первом этаже и на ступеньках крыльца любила посидеть отдохнуть бабушка - совсем как на той фотографии. Во дворике у деда был сарай с домашней живностью. Я очень любила, когда он водил меня туда показывать кроликов и курочек. В конце 60-х годов дед с бабкой получили однокомнатную хрущевку, и мебель с Артема 60 перекочевала туда. Пик моды 40/50 годов - дедушкин диван с полочкой для семейных фотографий.  За рамку фотографии старшего сына, погибшего на войне Игоря, была засунута маленькая фотография молоденькой девушки с тощенькими  косами - его невесты. Как ее звали - не знаю. Бабушка рассказывала, что она тоже погибла, ее расстреляли немцы.

Семейная легенда гласит, что дед бабушку украл. Катил  мимо на тройке и прихватил гуляющую с подругами девушку. Насколько  это правда, не берусь судить. Судя по лихим усикам - очень может быть.

Бабушкиных фотографий в  молодости я никогда не видела. Они оба 1895 года рождения. Но дед  до самого конца был сухонький, подтянутый, очень быстрый. Бабушка мне казалась очень старенькой всегда - и в 60-ые, и в 70-ые и в 80-ые. Возможно, это впечатление создавали постоянно слегка трясущаяся голова и полузакрытое веко правого глаза. Как с таким состоянием здоровья она умудрялась поддерживать такую чистоту и порядок ( а я за всю жизнь ни разу не видела у них даже пушинки на полу) – загадка. Причем баба Таня  всегда все делала сама, только постельное белье отдавалось в стирку женщине по имени Вера и готовым, уже блестящим от крахмала, приносилось домой. Насколько я знаю, родственников у нее не было, она воспитывалась в детском доме. Баба Таня никогда не работала (я имею в виду вне дома, потому что как может не работать женщина с пятью детьми). По-моему, она была даже неграмотной. Семью обеспечивал дед. Он был директором какого-то небольшого магазина. От прежней деятельности у деда  остались две поговорки: СОРОК И СОРОК-РУПЬ СОРОК и ХОДИТ КУЛИК ПО БОЛОТУ, ИЩЕТ ОН СЕБЕ РАБОТУ. 

Семья считалась зажиточной, потому что бабка после войны покупала МАНУФАКТУРУ. Но после смерти деда, когда стали делить между внуками наследство, никаких бриллиантов не обнаружилось. Мне, например, досталась перина с бабушкиной кровати. Она мирно лежала на антресолях многие годы, пока не была распотрошена на подушки.

У деда с  бабкой было пятеро детей. Это самый старший сын Израиль (Игорь), Павлик, Яша, мой папа Лазарь (Владик) и папина сестра - близняшка Софа.

Игорь – красавец, но не такой  как дед, попроще, с ясным, твердым, умным лицом ,во время войны был танкистом и погиб на Курской дуге. Долгое время место его захоронения было неизвестно, но в 70-ые Яша нашел его в братской могиле на месте гибели. У нас есть фотография. Яша стоит возле обелиска, под которым похоронен брат.

Урины, вообще, все красавцы.

Павлик на послевоенных фотографиях  сильно смахивал на заграничного денди. Он тоже участвовал в войне, был летчиком. Попал в немецкий лагерь, но выжил. Внешность у него была не семитская и товарищи не выдали. Сидел он в лагере в Прибалтике, в потом, когда немцев погнали оттуда, вместе с лагерем попал во Францию. После освобождения союзниками вместе с другими советскими военнопленными устраивал голодовки и забастовки с целью попасть в руки советских властей, но после передачи родным советам угодил в другой лагерь уже советский, для перемещенных лиц. Вернувшись домой на Украину пробовал поступать в Харькове в институт, но время к евреям было неблагосклонно и он уехал обратно в Прибалтику, где и жил до самого распада Союза. Женат вторым браком, от первой жены Веры детей не было. От второй жены родил дочь Юлю. В настоящее время проживает вместе с женой в Америке, а где Юля - сказать не могу. На момент эмиграции родителей она была уже замужем и с ними не поехала.

Яша - самый любимый папин  брат, самый добрый, самый семейный. Он всегда был инициатором и организатором  семейных встреч, поддерживал со всеми  переписку, досматривал отца и мать.

Тоже воевал, был связистом. Вернулся с тяжелым ранением позвоночника и наградами. С женой Любой и двумя детьми прожил всю жизнь в Артемовске. Работал инструктором по спорту или что-то в этом роде на фабрике 8 Марта.

Яша  возле обелиска, под которым похоронен брат.

Сейчас все перемешалось. Дядя Яша вместе с дочерью Ирой и ее семьей – в Израиле. Сын  Игорь – в Германии. Тетя Люба умерла.

Дядя Яша ! Если вы прочтете то, что я пишу, то знайте, что хоть мы с вами и редко встречаемся, я очень вас люблю и уважаю и в память о папе, и в память о моем собственном детстве, когда вы давали всем нам столько внимания и тепла. Я не забыла о том, как вы всегда спешили помочь и утешить. Будьте здоровы на многие годы!

О своей единственной тетке  с папиной стороны - тете Софе, я  знаю совсем немного и видела ее один единственный раз, когда она  приезжала погостить к родителям. Осталась в памяти веселая красивая и очень похожая на папу женщина  с новеньким маникюром. Ее мужа Володю Гехтсмана вообще не видела ни разу в жизни, родители отзывались о нем, как о очень хорошем, мягком, добром и отзывчивом человеке. Софа была по специальности учительницей музыка, кем был по профессии ее муж – не знаю. К сожалению, оба они уже умерли. Единственный их сын Игорь живет в Одессе. Игоря видела только раз, мальчиком, смутно помнится как я маленькая иду между двумя большими мальчиками-  это дяди Яшин Игорь и тети Софин Игорь.  Оба Игоря были названы так в честь погибшего брата.

 

Мои родители - Лазарь(Владик) Абрамович Урин и Анна(Аллочка) Ильинична Урина. О них я напишу отдельно.

Продолжение следует...

Нравится Категория: Семейный альбом | Просмотров: 354 | Добавил: Liza | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: