Приветствую Вас, Гость
Главная » 2013 » Май » 15 » Воспоминания Эллы Лукер
00:06
Воспоминания Эллы Лукер
Публикуется  впервые

Эти воспоминания   были напечатаны более года назад. Но совсем недавно Элла Лукер дополнила свой рассказ фотографиями, сделанными на линиях в разные годы.
Возможно, кто-то вспомнит эти места и людей, изображенных на фотографиях.

Наш дом в войну

Наша семья была состоятельная, т.к. дедушка работал в Облпотребсоюзе со времени окончания НЭПа. Дедушка купил недостроенный дом без крыши на новом тогда поселке Павлова (ныне проспект Ватутина) в 1936 году. До этого семья жила на 14 -16 линии. Новый дом был фундаментальный, сложенный из карьерного камня, в отличие от соседних мазанок. Наверное, потому его и выбрали немцы для казино. К тому же, не нужно было идти вглубь поселка (где могли и убить) - третий дом от угла, дорога была вся засыпана жужелкой из печей - транспорт не буксовал в грязи. Сарай во дворе был просторный, туда могли и две машины въехать, а не только мотоциклы.
Когда начались бомбежки, вырыли во дворе яму от артналетов, переложили поверху досками и засыпали сверху землей. Там все прятались при воздушных налетах. А в сарае вырыли другую яму, в нее поставили мощный сундук и заполнили его вещами и посудой (я эту посуду привезла в Израиль - вот какая метаморфоза!). Соответственно силам, закопали неглубоко.
Во время войны, пока в нашем доме находилось офицерское казино, в сарае стояли мотоциклы и держали лошадей. Так дедушка и бабушка переживали, что лошади, роя землю копытами, могли откопать сундук..... Не откопали.
А дом после войны "стал" холодным, т.к. во время войны сорвали деревянный настил на чердаке (на топливо) до дранки, да так его уже и не восстановили.
На нашей улице жила очень красивая русская женщина, так мы, дети, слыша разговоры старших, всегда показывали ей в спину пальцами и плевали во след. 
Она работала в "нашем" офицерском казино официанткой. Была ли осуждена потом? Не знаю...... А может по заданию подполья она там работала?......


С чего для меня началась война

Хоть я и родилась после войны, но многое так запомнилось!
С детских времен и до сих пор (с тех самых пор, как узнала, что брат папы моего мужа погиб в НАШЕМ же концлагере!) у меня перед глазами колючая проволока с редкими надписями на фанерках "Прохода нет. Мин нет!", огораживавшая дулаг в Ленинском районе, редкие конвоиры, псы на поводках, исходящие пеной... 
По выходным мы ездили за телецентр проведать бабушкиных родителей. 
Трамвай долго карабкался на горку и за окнами проплывал лагерь военнопленных. И, пока трамвай преодолевал подъем, всегда все лица пассажиров были повернуты в ту сторону.......

Глаза ребенка (мои глаза) все время пытались что-то рассмотреть там, в самой глубине лагеря. То, что скрывалось за воронками, землянками, рвами... Запорошеными снегом или, когда снега не было, и все было оголено, разворочено, разрыто, исковеркано... Мертвое пространство, вставшее на дыбы, застывшее, замершее в безвременьи... Отталкивающее, страшное, как бы таящее в себе угрозу и притягивающее к себе одновременно...
Но тогда оно поставило на моей душе незаживающее каленое клеймо, на душе, рожденной уже после войны...
Может я пыталась там уже тогда разлядеть тени тех, кто принял там мученическую смерть?... А может я их видела?... Ведь дети видят многое, то, что уже недоступно взрослым...
А трамвай все полз и полз в гору... Почти полностью разрушенное войной, здание ДК заслоняло лагерь. Голые обугленные стены, провалы окон, горы кирпича, запустение. И везде колючка. 
Но я знала, что мы будем ехать обратно, и я снова увижу.... Может быть, что-то увижу там... Или кого-то...
Так хотелось пролезть под проволоку, все осмотреть, полазить и искать, искать... Но что мог послушный 5-10 летний ребенок, сопровождаемый взрослыми?..... Чувство упущенной возможности приходит к нам много позже...


 Вспомнила калек на костылях и тележках. Тех, что были совсем без ног или на костылях, в армейских шинелях с медалями на базаре, что был недалеко от нашего дома, их жалостливые песни под баян или гармошку в трамваях - собирали милостыню... А потом они как-то сразу все исчезли... Черная жатва НКВД......
Вспомнила колонны немецких военнопленных; помню их на стройках на главной улице города. Смирные, заросшие, совсем не страшные... С ними - один-двое конвойных.
Дедушка рассказывал, что и у нас в доме работал пленный немец - краснодеревщик. К круглому столу и шкафу с резьбой (может немцы натаскали в наш дом во время войны, т.к. в нашем доме во время оккупации было офицерское казино) он смастерил 6 стульев. Ах, что это были за стулья! 
С мягкой вставкой на спинке стула и резьбой по верху спинки. И резьба повторяла узор резьбы на шкафу. На сидении по центру вставлен коричневый плюш, прибитый гвоздями с фигурными золотыми головками...
Сколько уроков мы сделали на этих стульях и сколько отметили дней рождений!



Помню, где-то в 1953-1955 году к нам в дом пришел военный в форме без погон и наград и в шинели. Родственник. Но кто? Уже не помню. Был он очень худ. Возможно, вернулся из лагеря (из Европы или уже советского. По годам так получается )...
 Заснуть бы и восстановить во сне его лицо, имя и то, о чем у него шел разговор с бабушкой и дедушкой... Конечно же, они помогли ему - из нашего дома никто не уходил без помощи...... Жаль только, имя солдата не сохранилось в памяти......

Был у нас сосед. Отвоевал, вернулся домой. Высокий, худющий - в чем только душа держится?! Волосы черные с сединой ежиком, синие-пресиние глаза, медали сияют на гимнастерке...... Рудницкий Алексей... Дядя Леша. А его жену, еврейку, Елизавету Михайловну Рудницкую, (девичья  фамилия Драгунская)  во время оккупации немцы, как и всех евреев Сталино, сбросили в шурф шахты 4/4-бис. ... Горе черное! - ведь всю войну не имел весточки о судьбе жены и детей........



В его дворе - бурьяны в рост. Дом покосился, крыши нет, да и двора, как такового, нет - все заборы сожгли в лютые зимы оккупации... Спасибо, родные позаботились о сыновьях, сберегли... Долго пил горькую по жене, почти до точки дошел, но с годами жизнь взяла свое. Женился на цыганке с детьми. Неделю плясала за забором цыганская свадьба на радость нам, детворе. До сих пор встретимся - вспоминаем...

Как на весь двор сделали дощатый настил, вырубив во дворе все. Забор увешали коврами, вдоль забора поставили огромное количество столов буквой "п" - всем миром собирали простыни, чтобы столы застелить. Построили во дворе три кирпичные печки и там кашеварили. Наверное, все цыгане Сталино были на той свадьбе, а нас, детвору, даже на улицу не выпускали - боялись, что украдут... 
Забор со стороны соседей с тех пор еле держался, т.к. "на посмотреть" на великое гуляние приходили все соседи, кому не лень и гроздьями висели на том заборе. А зрелище, действительно, было яркое, контрастное и захватывающее - многие цыганки в то время еще носили свои яркие "национальные костюмы" - широченные пестрые юбки с оборками, блестящие мониста из монет и бусы. Цыган-лаваров (т.е. кочующих, а не оседлых) - в городе было достаточно в те годы - в сияющих сапогах, красных рубахах и жилетках и с кнутами. Оседлые цыгане старались появиться в костюмах, но новый день сменял день прошедший, и все чаще на них появлялась привычная одежда. И музыка. Скрипки. И танцы. Яркая захватывающая крутоверть.

Нравится Категория: Рассказы о былом | Просмотров: 395 | Добавил: Liza | Теги: Элла Лукер, Великая Отечественная война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: