Приветствую Вас, Гость
Главная » 2013 » Январь » 6 » Две судьбы
13:53
Две судьбы
Публикуется впервые
Революция 1917 года круто изменила жизнь еврейских женщин. 
Если раньше, по традиции, женщина практически не получала никакого образования, оставаясь в первую очередь матерью и хозяйкой дома, то после ноября 1917 года для многих женщин открылись новые горизонты.
Изучая генеалогию своей семьи, я собирала рассказы о своих близких и дальних родственниках.  И о двух женских судьбах в послереволюционный период я хочу сегодня рассказать. Эти две женщины стали прекрасными матерями и хозяйками, но в начале их жизни были необычные для того времени повороты, которые могут быть интересны читателю нашего сайта.

Блюма Лукер, младшая сестра моей бабушки, родилась в колонии Затишье в 1903 году.
Девочка рано осталась сиротой: мать погибла в 1911 году при обвале в карьере. Отец Хаим  вскоре женился на другой женщине. Хаим был суровым и жестким человеком. Блюме повезло: мачеха была  внимательной и заботливой. В новой семье родился мальчик. Блюма росла способной. Если на уроке присутствовали посторонние, ее всегда вызывали к доске, и она блестяще справлялась с любым заданием.



Школа в Затишье. Фото 1911 года 

Точно неизвестно, когда и как умер Хаим, но его брат Арон погиб в 1918 или 1919 году от сабли махновца. Возможно, тогда были убиты оба брата. Революция и Гражданская война лишили Блюму отца, но открыли совершенно недоступную ранее возможность учебы.
Девушка поступает в Ростовский Университет на физико-математический факультет. Проучившись там три года, из-за голода, охватившего Россию, учебу  она бросила. Блюма приехала в Юзовку, где уже жили ее две сестры. От них она научилась швейному ремеслу. В 1926 году Блюма выходит замуж. Учебу она так и не завершила…

Еще об одной женской судьбе рассказывает внучка, Ольга Шкейрова.
Шкейрова (Лукер) Евгения  Ароновна родилась  25 сентября 1907 года в  еврейской колонии Затишье. Предположительно  в 1918 или 1919 году, после гибели отца и смерти матери (ее отца махновец зарубил шашкой,  а мама ее умерла ровно через 7 дней после него), переехала к сестре Екатерине в город. Работала домработницей в семье адвоката. 
Бабушка рассказывала, что девочек грамоте не учили, но она сидела в соседней комнате, когда к ее отцу (меламеду) приходили мальчики, и все слушала и поэтому научилась читать и писать, она до 5 класса превосходно решала со мной задачи по математике
В 1927 году вступила в комсомол, и  была направлена вместе с подругой в украинскую деревню для привлечения «темного»  крестьянского населения к светлой новой жизни. Организовали в деревне детский сад, ходили по дворам, уговаривая  матерей отдавать в него своих малышей, а самим вступать в  колхоз и выходить на работу.
Слышала за спиной шепот, что «эта  жидовка детей потравит»,  но  буквально через месяц   в группе было  уже 10 детей, а когда через полгода уезжала из села, провожали ее со слезами.
На одном из официальных мероприятий произошло, по-видимому, ее знакомство с моим дедушкой, Даниилом Шкейровым. Он был секретарем райисполкома, у него были узкие глаза, что придавало ему сходство с китайцем, был он пламенным оратором, соратником Бухарина, сторонником его теории политики в отношении крестьянства, и, стало быть, противником теории коллективизации Сталина.
8 декабря 1932 года родилась девочка,  которой дали имя Анна, русский вариант  еврейского имени Хана.  А через три года ее отец был убит «кулаками», теми самыми крестьянами, которых он, вслед за своим учителем Бухариным, должен был призывать  «богатеть и обогащаться», а в реальности грузил  в эшелоны и отправлял на верную смерть…  
Его смерть героя дала особое положение и ему самому (избавило от репрессий), и  обеспечила определенный, особенный статус его вдове. Она пользовалась очень скромными, но все-таки привилегиями. Мама вспоминала, что в Сталино, где они жили, у них была большая и светлая комната, была кресло-качалка, в которой внизу был сделан специальный ящик, наполненный игрушками, и была даже домработница.
Моя бабушка к тому времени уже окончила курсы бухгалтеров, работала в медицинском институте, где и познакомилась с Абрамом Гершуни, отцом своей второй дочери Фаины, моей тети.
Осенью 1941 года бабушка  вместе с детьми успела эвакуироваться в Казахстан, в город Семипалатинск. Она рассказывала, что  сообщение о том, что наши войска  оставили Сталино, и в него вошли немцы, они услышали из сводок информбюро ровно через четыре часа после того, как поезд покинул родной город…
В Семипалатинске бабушка работала сначала  в исправительно-трудовой колонии бухгалтером. Колония располагалась на другом берегу Иртыша, зимой темнело очень рано, и можно представить себе, что испытывала эта  35-летняя молодая женщина, когда ей приходилось иногда возвращаться в метель и мороз одной по пустынной дороге…
После окончания войны бабушка с дочерьми в Сталино  не вернулись. Они связали свою жизнь с Казахстаном… 

Нравится Категория: Семейный альбом | Просмотров: 711 | Добавил: Liza | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: