МЕДАЛЬ ЗА БОЙ, МЕДАЛЬ ЗА ТРУД - 29 Ноября 2012 - Юзовка-Сталино-Донецк: страницы еврейской истории
Приветствую Вас, Гость
Главная » 2012 » Ноябрь » 29 » МЕДАЛЬ ЗА БОЙ, МЕДАЛЬ ЗА ТРУД
15:16
МЕДАЛЬ ЗА БОЙ, МЕДАЛЬ ЗА ТРУД
В давние советские годы ни один из номеров местных донецких газет не обходился без одного-двух, а то и трех снимков известного фотожурналиста Азриеля. Мой дедушка всегда с гордостью  показывал мне работы двоюродного племянника, подписанные "Фото Л. Азриеля".
В домашнем архиве сохранилось множество юношеских фотографий моей мамы, сделанных дядей Левой...
Признаться  честно, я мало  общалась с известным дядей, мало что о нем знала. 
Благодаря интернету, удалось найти записи о наградах Азриеля. В скупых строках наградного листа написано: "Тов. Азриель Л.С. участник Отечественной войны с первых ее дней. 
Работая в див. клубе в качестве фотографа относился к своим обязанностям честно и добросовестно, В то же время самый активный участник концертной группы, с которой он часто выступал в частях и подразделениях переднего к рая. Азриеля знают и любят бойцы и офицеры. Исполняемые им номера юмористического характера прользуются большой популярностью. Они доходчивы и интересны. Л. Азриель имеет  целый ряд своих песен, куплетов и стихов, исполняемых в концертных программах. 

Активно помогает кр-кой самодеятельности в частях, много работает по созданию новых программ. Перед боевыми операциями и в перерывах между ними концертная группа. а с ней и тов. Азриель обслуживал части, пополнение, воодушевлял бойцов и офицеров  на новые подвиги в предстоящих боях".

Эти строки добавили новые для меня грани к портрету Льва Самсоновича.
 
Будучи в гостях в Израиле, получила от Б. Герценова местную газету, в которой был напечатан его рассказ об одном из эпизодов войны, героем которого был Лев Азриель. Помещаю здесь этот материал.
 
Мне кажется, что даже Ванга, ко­торую знает ныне полмира, не взялась бы решить эту задачу - как довезти машину с кузовом, полным инвалидов, лишенных на поле боя кто рук, кто ног, а кто и полголовы, как доста­вить к столам хирургов эту огромную компанию калек. Не говоря уже о том, когда наружный термометр показывает минус 40 градусов! Мне довелось быть в подобной обстановке, так что с ситуаци­ей знаком не понаслышке.
И все же, многим из них удалось вы­жить, хотя автомобиль, в котором их везли на спасение к врачам, уже не из­давал ни одного звука: только что пуля пустяшного, по фронтовой мерке, ка­либра 7.62 мм вычеркнула молодого парня-водителя из числа живых.
Кому суждено было сменить караул и сесть за руль? Вторым в кабине оказал­ся санитар-инструктор, знания которого ограничивались краткосрочными медкурсами. Это был мой троюродный брат, родом из Витебской губернии, только недавно ставший жителем горо­да Юзовка (Сталино), Лева Азриэль. Го­ды спустя стал он известным как фото­репортер по всей Украине. В тот роко­вой час он знал только, где расположен двигатель у ЗИЛа, а ему предстояло оживить машину, заставить заработать этот сложный для него автомеханизм.
И Леве повезло - он несколько раз вста­вил ключ в зажигание и мотор заурчал. Так колеса оказались на скользком льду, и машина покатилась по проложенной дороге.
Главная мысль уже бродила в голо­вах раненых: кажется, возвращаемся к жизни, не останемся мы замерзать на­последок...
Командир полка в свободное время тихо, без барабанного боя вручил сер­жанту Льву Самсоновичу Азриэлю ме­даль "За боевые заслуги ", первую в че­реде других знаков отличия. И не забыл прицепить к гимнастерке еще одну ме­даль, которую остался должен Льву за подвиг при обслуживании станкового пулемета.
А пока его не отпускали неотложные дела, которыми были полны солдатские будни в городе Ржеве. Этот населенный пункт оказался подлинной крепостью, которую никак не могли взять немецкие оккупанты на пути к Москве. Они сами назвали его городом-мясорубкой, где каждый день советская армия выставля­ла по батальону, а то и целому полку за­щитников. Таким образом, Ржев оставался костью в горле наступающей немецкой армии. Ну а то, что там полег­ло много солдат - дело для тех времен и той страны обычное. Помните у Алекса­ндра Твардовского: "Я убит подо Рже­вом"?
Но все когда-нибудь заканчивается… Завершились и, казалось, нескончае­мые бои на пути к Москве. Наши одержали трудную победу, и солдатам, уцелевшим в боях, довелось вернуться к труду: одним на колхозное поле, другим к станкам. И Лева стал ши­роко известным и на земле и... под зем­лей.
Он хорошо освоил дороги к новым цехам, возводившимся на Старобешевской ГРЭС, на металлургическом заводе Азовсталь и имени Ильича. Он мог стать проводником на любой новостройке Донбасса. А с годами рабочее поле фо­токора индустриального края безмерно расширилось, его охотно взяли в свой штат РАТАУ (Радио-телеграфное агент­ство Украины) и ТАСС - главное агент­ство Союза.
В ту пору нередко устраивались выс­тавки новых работ фотожурналистов, где дебютировали молодые люди, учи­телями которых стали такие мастера как Евгений Халдей (напомню: его родиной был Донбасс).
Обычным делом стал выпуск фоток­ниг, и их у Левы Азриэля было немало. Каждое издание получало широкую прессу не только в республике, его кни­ги становились достоянием публичных библиотек и домашних собраний мно­гих любителей.
Несколько лет тому назад болезнь унесла жизнь Левы Азриэля. На память молодым фотожурналистам мастер ос­тавил и свои издания, и четыре высокие награды, привезенные с фронта: две боевые медали, ордена Красной Звезды и Отечественной войны 2 степени.
Борис Герценов.
Холон
Нравится Категория: Знай наших | Просмотров: 580 | Добавил: Liza | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: