Самуил Яковлевич Маршак (1887—1964) - 4 Ноября 2012 - Юзовка-Сталино-Донецк: страницы еврейской истории
Приветствую Вас, Гость
Главная » 2012 » Ноябрь » 4 » Самуил Яковлевич Маршак (1887—1964)
19:25
Самуил Яковлевич Маршак (1887—1964)
В эти дни исполняется 125 лет человеку, без стихов которого трудно представить наше детство. Назову только некоторые из его  стихотворений: "Детки в клетке", "Кошкин дом", "Вот какой рассеянный", "Круглый год", "Мистер Твистер", и Вы сразу назовете автора: Маршак.
Но мало кто знает, что  семья Маршаков несколько лет жила в г. Бахмуте. В этом городе  родился его  брат, Илья. Так что мы можем считать Маршака своим земляком. 

Сегодня мы помещаем  с некоторымы сокращениями биографический очерк писателя, опубликованный на сайте http://www.gpw-65.ru/




«Я думал, чувствовал, я жил..»


Самуил Яковлевич Маршак родился 3 ноября (22 октября – по ст. стилю) 1887 года в городе Воронеже. 
Семья Маршаков была большая и очень дружная. 
Его отец Яков Миронович Маршак, мастер-химик по профессии, был приглашён на Мыловаренный завод братьев Михайловых, находящийся в районе Чижовки (в то время – пригород Воронежа). Яков Михайлович всю жизнь очень любил книги, литературу и знал несколько иностранных языков.






Его мать Евгения Борисовна Маршак (урождённая Гиттельсон) была женщиной немногословной, не любившей выражать свои сокровенные чувства. С детских лет и на всю жизнь была она влюблена в литературу, в романы Тургенева, Гончарова, Диккенса, стихи Некрасова.




Эта любовь к чтению от родителей передалась и их детям. Детей в семье было шестеро. Трое из них стали известными писателями, а известность второго сына  - Самуила – перешагнула границы страны и прославила его во всём мире.     
Его брат Михаил Ильин (Илья Яковлевич Маршак) – автор книг «Солнце на странице», «Сто тысяч почему», «Рассказы о том, что тебя окружает». А его сестра Е.Ильина (Лия Яковлевна Маршак-Прейс) написала удивительную повесть «Четвёртая высота», рассказывающую о жизни и подвиге Гули Королёвой. 

О своём детстве Самуил Яковлевич писал: «…Детство моё прошло при свете керосиновой лампы – маленькой жестяной, которую обычно вешали на стенку, или большой фарфоровой, сидевшей в бронзовом гнезде, подвешенном цепями к потолку…»



Столько дней прошло с малолетства,
Что его вспоминаешь с трудом.
И стоит вдалеке моё детство,
Как с закрытыми ставнями дом.

В этом доме все живы-здоровы –
Те, которых давно уже нет.
И висячая лампа в столовой
Льёт по-прежнему тёплый свет.

В поздний час все домашние в сборе – 
Братья, сёстры, отец и мать.
И так жаль, что приходится вскоре
Распрощавшись, ложиться спать.
"Сколько дней прошло с малолетства..." 


Из воспоминаний старшего брата Самуила Маршака – Моисея, записанных в 1939 году: «В 1,5-2 года Сёма был – весь огонь. Живость его была необыкновенна. Городской сад в Воронеже. Вечер. Площадка. Играет музыка. Сёма рвётся из рук няни: вот он выбежал на середину площадки и танцует под музыку. Сотни людей смотрят на него и хохочут. Вдруг оркестр перестаёт играть.
- Музыка, играй! – кричит он…»
Мгновения раннего детства у художников, поэтов в особенности, навсегда остаются в памяти и с годами вырываются на свободу, воплощаясь в стихах, картинах. Вот и этот день, так живо описанный Моисеем Яковлевичем, остался в памяти Самуила Яковлевича.

Я помню день, когда впервые –
На третьем от роду году –
Услышал трубы полковые
В осеннем городском саду.                                                      

И всё вокруг, как по приказу, 
Как будто в строй вступило сразу.
Блеснуло солнце сквозь туман
На трубы светло-золотые,
Широкогорлые, витые
И круглый белый барабан.
"Я помню день, когда впервые..." 

Стихи эти написаны в 1958 году. Самуил Яковлевич возвращался памятью к тому дню не раз. Это строчки из биографической книги Маршака «В начале жизни»: «Нас повели в городской сад, где в круглой беседке играли военные музыканты. У меня дух захватило, когда я впервые услышал медные и серебряные голоса оркестра… Ноги мои не стояли на месте, руки рубили воздух. Мне казалось, что эта музыка никогда не оборвётся… Но вдруг оркестр умолк, сад опять заполнился обычным будничным шумом. Всё вокруг потускнело – будто солнце зашло за облака. Не помня себя от волнения, я взбежал по ступенькам беседки и крикнул громко – на весь городской сад: «Музыка, играй!»

Лучшие лирические стихи Маршака свидетельствуют, что поэтом становится лишь тот, в чьей душе всегда живут не только воспоминания о детстве, но и истинное чувство детства. Не случайно древние римляне говорили: «Поэт остаётся ребёнком».
О жизни в Воронеже Маршак запомнил очень мало. Ещё одно его детское воспоминание было связано с Ворончиком - так звали молодого, норовистого коня, предоставленного в распоряжение отца хозяином завода. Шерсть у коня была чёрная и лоснилась как вороново крыло, поэтому и дали ему такое имя. Но маленькому Сёме казалось, что кличка больше связана с именем города. Ворончик - воронежский конь. Маршак вместе со старшим братом не упускали случая, чтобы не полюбоваться своим Ворончиком. Они сравнивали его с другими лошадьми, и Ворончик всегда оказывался самым лучшим. А уж как они гордились своим отцом, когда тот запрягал коня в лёгкие дрожки и сам им правил.
Вспоминал Маршак и шалости, забавы, игры детства:

Неужели я тот же самый,
Что в постель не ложась упрямо,
Слышал первый свой громкий смех
И не знал, что я меньше всех.

И всегда-то мне дня было мало,
Даже в самые долгие дни,
Для всего, что меня занимало, -
Дружбы, драки, игры, беготни.
"Неужели я тот же самый..." 

Он очень редко в детстве бывал "хорошим мальчиком". То ввязывался в драку, то уходил без спросу в гости, то разбивал абажур или банку с вареньем. В раннем воронежском детстве он не ходил, а только бегал, да так стремительно, что все хрупкие, бьющиеся вещи как будто сами подворачивались ему под ноги.
Как ни напрягай память, добраться до истоков жизни, до раннего детства почти невозможно. Два-три эпизода, отдельные минуты, выхваченные из мрака, - вот и всё, что остаётся от прожитых нами первых лет.
Самуил вместе с семьёй уехал из Воронежа в 1893 году. В ту пору ему было всего пять лет. Позже Маршак напишет: «Годы, когда отец служил на заводе под Воронежем, были самым ясным и спокойным временем в жизни семьи».
Начались годы неустроенности, постоянных переездов в поисках лучшей жизни. Маршак вспоминал: «Годы моего детства совпали с концом минувшего [XIX] века, а юность моя началась вместе с нынешним [XX]. Железная дорога в наших краях ещё казалась новинкой. А заводы в те времена были так неуютны и мрачны, что мне иной раз было до боли жаль отца, когда он… отправлялся на работу – в копоть, в жар и холод, в лязг и грохот завода. Сознание полной необеспеченности нашей большой семьи отравляло нам лучшие годы детства, как ни старалась мать скрыть от нас своё постоянное беспокойство о будущем. Нужда и надежда на будущее несли людей в неизвестную даль, как ветер несёт перекати-поле. Так в поисках счастья странствовала и наша семья».
В цикле стихов «Память детства» Маршак воскресил картины этой кочевой жизни:

В край далёкий, незнакомый
Едет вся моя семья.
Третьи сутки вместо дома
У неё одна скамья.

Тесновато нам немножко
Это новое житьё.
Но открытое окошко
Перед столиком – моё!
"В поезде"


Семья колесила по стране - город Витебск, город Покров Владимирской губернии, Украина и городок Бахмут, пока, наконец, Маршаки не обосновались в старинном русском городе Острогожске Воронежской губернии. Здесь Яков Миронович поступил на службу техником мыловаренного завода. 
В современном Острогожске на улице Орджоникидзе, дом №133 есть утонувший в саду домик. На домике - мемориальная доска. Именно там несколько лет жила семья Маршаков.



В Острогожске прошли и первые школьные годы будущего писателя. Книга в семье Маршаков была любимым другом, и стихи рано вошли в жизнь будущего поэта. "Я любил в детстве смешное и героическое, - писал впоследствии Маршак. - Лирику я почувствовал позже - в юности. Сочинять стихи начал лет с четырёх. К одиннадцати годам я написал уже несколько длиннейших поэм и перевёл оду Горация".
С огромной благодарностью С.Я. Маршак вспоминал своего гимназического учителя, преподавателя латыни Владимира Ивановича Теплых: он учил будущего писателя любить классическую литературу, поощрял его первые поэтические опыты, именно по его заданию Маршак перевёл оду древнегреческого поэта Горация "В ком спасение".



В 1902 году в жизни Маршака произошло важное событие, переменившее его жизнь. Одна из первых поэтических тетрадей Самуила попала в руки Владимира Васильевича Стасова - известного русского искусствоведа и критика, он принял горячее участие в судьбе юноши.
Благодаря хлопотам Стасова, Маршака перевели в одну из лучших столичных гимназий. Маршак переезжает в Петербург, благодаря Стасову же бывает в домах, где собирается цвет тогдашней интеллигенции,     знакомится со многими очень известными людьми: Ильёй Ефимовичем Репиным, Фёдором Ивановичем Шаляпиным, Александром Константиновичем Глазуновым, Максимом Горьким. В 1904 году печатаются в журналах его первые стихи. Знакомство с Горьким также сыграло свою роль в судьбе Маршака. Алексей Максимович был настоящим властителем дум тогдашней молодёжи. Да и для самого Маршака не было среди писателей имени значительнее:

Мы, юноши глухого городка,
Давно запоем Горького читали,
Искали в каждом вышедшем журнале,
И нас пьянила каждая строка.
Над речкой летний вечер коротая
Иль на скамье под ставнями с резьбой,
Мы повторяли вслух наперебой
"Старуху Изергиль" или "Пиля".
"Молодой Горький"


Алексей Максимович благожелательно отнёсся к юному поэту, узнав, что у молодого человека слабые лёгкие, пригласил жить на его даче в Ялте. И вот через несколько месяцев Маршак отправился в Крым, тогда этот далёкий край казался ему сказочным.

Вот набережной полукруг
И городок многоэтажный,
Глядящий весело на юг. 
И гул морской, и ветер влажный.                                    
И винограда желтизна                       
На горном склоне каменистом -
Всё, как в былые времена,
Когда я был здесь гимназистом,

Когда сюда я приезжал
В конце своих каникул летних
И в белой Ялте замечал
Одних четырнадцатилетних.
"Ялта" 

На юге в семье Пешковых Маршак прожил два года. В 1905 году, после революционных событий, семья Горького вынуждена была покинуть Крым, Маршак возвращается в 1906 году в Петербург. Стасов умер, Горький уехал за границу. Для Маршака началась трудная молодость: хождение по урокам, сотрудничество в журналах "Стрекоза", "Сатирикон", в альманахе "Жизнь", в газетах.
Летом 1911 года сбылась давняя мечта Самуила Маршака. Он был отправлен в качестве собственного корреспондента "Всеобщей газеты" на Ближний Восток. Поездка эта оказалась для Маршака судьбоносной. Во время путешествия он встретился со своей будущей женой - Софьей Михайловной Мильвидской.




Софья была девушкой необыкновенной красоты, словно сошедшей с полотен художников эпохи Возрождения. 13 января 1912 года Софья Михайловна и Самуил Яковлевич поженились и сразу же решили поехать в Англию для продолжения образования. Маршак поступает в Лондонский университет на факультет искусств. Он изучает английскую поэзию и путешествует по стране "с мешком за плечами и палкой в руках", слушает английские народные песни. Многие английские народные песенки и баллады мы помним с детства именно в переводах Самуила Яковлевича. Маршак возвращается на родину за несколько недель до начала Первой мировой войны, работает в провинции, публикует свои первые переводы в журналах "Северные записки" и "Русская мысль".



Весной 1915 года Маршак вновь оказывается в Воронеже, в городе, где он появился на свет. Посетить родину его заставила необходимость прохождения переосвидетельствования по поводу пригодности к военной службе. По слабости зрения Самуила Яковлевича в армию не взяли. Он задерживается в Воронеже почти на два года, стараясь перебороть навалившуюся на него хандру и пережить большое семейное горе. Только что в Острогожске умерла его дочка Натанель, которой было всего полтора года. В эти годы Маршак принимает деятельное участие в судьбе осиротевших детей, помогает детям беженцев. Так судьба впервые приводит его к детям. 
Сейчас на здании, где жил тогда Маршак (ул. Карла Маркса, которая раньше называлась Большая Садовая, дом № 72), установлена оригинальная мемориальная доска с изображением наиболее популярных маршаковских персонажей. Надо сказать, что Маршак ещё раз приезжал в родной город во второй половине 30-х гг. Он, уже широко признанный писатель, автор знаменитого "Мистера Твистера", был тогда гостем воронежских ребятишек.



В 1917 году у Маршаков рождается сын Иммануэль. В начале 20-х годов Самуил Яковлевич участвует в организации детских домов в Екатеринодаре (Краснодаре) и создаёт "Детский городок". Это был целый комплекс детских учреждений со школой, детскими садами, библиотекой, кружками художественной самодеятельности и театром для ребят. Здесь в детском театре начинается его творчество детского писателя. Вместе с поэтессой Е.И. Васильевой Маршак пишет пьесы для ребят. Они составили целый сборник "Театр для детей", в который вошли пьесы "Кошкин дом" (первый вариант), "Сказка про козла", "Горя бояться - счастья не видать". Здесь же в Екатеринодаре выходит и его первый сборник стихов "Сатиры и эпиграммы" под псевдонимом Доктор Фрикен.

В 1923 году Маршак возвращается в Петроград, здесь он создаёт свои первые оригинальные сказки в стихах. В 20-е годы выходят его книги: "Детки в клетке", "Пожар", "Сказка о глупом мышонке" (1923), "Багаж" (1926), "Почта" (1927), переводы английских народных песенок ("Дом, который построил Джек" и другие). Самуил Яковлевич редактирует журнал для детей "Воробей", затем - "Новый Робинзон", где вместе с ним работают Борис Житков, Виталий Бианки и другие детские писатели. Руководит детским отделом в Госиздате. 

Редакционно-издательская деятельность имела для Маршака большое значение. Он вспоминал: "Есть на Невском проспекте в Ленинграде шестиэтажный тёмно-серый дом, увенчанный глобусом... Когда-то его называли "Домом Зингера", а после революции он стал "Домом книги". Этот дом памятен мне потому, что  я провёл в нём почти безвыходно много лет..." Маршак призывал авторов при работе над произведениями для детей уходить от морально-назидательного тона:

Мы с вами книги детские видали,
Пробитые насквозь гвоздём морали.
От этих дидактических гвоздей
Нередко сохнут книжки для детей...

Мораль нужна, но прибивать не надо 
Её гвоздём к живым деревьям сада,
К живым страницам детских повестей.
Мораль нужна. Но - никаких гвоздей!
"О гвоздях"


Одной из сильных сторон редакторского дарования Маршака было необыкновенное умение "открывать" для детской литературы новых авторов. Сам Маршак в одном из писем М. Горькому писал: "Про меня говорят, что я стремлюсь всех превратить в детских писателей. Ну и что же, попробуем". В результате этой деятельности детская литература обязана Маршаку такими именами, как Константин Александрович Федин, Михаил Михайлович Пришвин, Алексей Николаевич Толстой, Михаил Михайлович Зощенко, Николай Алексеевич Заболоцкий, Осип Эмильевич Мандельштам и многие другие.
В то же время Маршак заботился и о притоке в детскую литературу свежих сил из среды мастеров и профессионалов не в области литературы, а в своём деле. То есть "бывалых людей" - людей с богатым и интересным жизненным опытом. Так благодаря Маршаку в детской литературе появились Борис Степанович Житков, Виталий Валентинович Бианки, Евгений Иванович Чарушин, Ян Леопольдович Ларри, Л.Пантелеев.

В 1925 году в семье Маршака на свет появляется младший сын Яков.



В 1930 году выходит одна из самых известных и любимых детьми книжек Самуила Яковлевича - "Вот какой рассеянный", в 1933-м - знаменитый "Мистер Твистер", в 1937-м - "Рассказ о неизвестном герое".
О своих маленьких читателях поэт говорил 
с любовью:

Читатель мой особенного рода.
Умеет он под стол ходить пешком.
Но радостно мне знать, что я знаком
С читателем двухтысячного года.
"Читатель мой особенного рода..."


Поэт получал много писем от взрослых читателей и от детей. Вот некоторые из тех писем, что писали ему маленькие читатели:

"Милый дедушка! Сколько же тебе лет? Есть уже сто? Ведь ещё моя бабушка читала твои стихи, когда была маленькой, и мои мама, и папа тоже..."
"Дорогой дедушка Маршак! Приезжай к нам в гости в Киев. Только со своей раскладушкой, а то дома может не оказаться лишней постели".
"Дорогой Самуил Яковлевич! Где теперь живёт человек рассеянный? Может быть, он теперь исправился? Если да, то что он теперь делает? И как он одевается? Таня Кравцова из Ленинграда. 30 апреля 1956 года".                                                                                                  
Тане Кравцовой Маршак ответил так:               
"Дорогая Таня! Я очень рад, что тебе понравилась книжка про человека рассеянного. К сожалению, он ещё не исправился. Надевает на голову сапог, пишет письма огурцом, спит под кроватью. Вот он какой - рассеянный с улицы Бассейной! Где он теперь живёт, я не знаю. Он сам забыл свой адрес. А тебе шлю привет и посылаю в подарок книгу "Кошкин дом". Твой С. Маршак".



Из города Красноуральска пришло такое письмо: "Дорогой писатель Маршак! Почему это так получается: учу я учу уроки, а когда вызовут к доске, всегда знаю только половину". Самуил Яковлевич ответил ему: "Учи вдвое больше - будешь знать всё".
О письмах детей писатель написал и стихотворение:

Почта мне письмо доставила,
На конверте в уголку
Было сказано: "Писаелу",
А пониже: - "Маршаку".

С этим адресом мудрёным 
Добрело письмо ко мне.
Слава нашим почтальонам
С толстой сумкой на ремне.
"На деревню дедушке"

В 1938 году Маршак переселился в Москву. В годы Великой Отечественной войны С.Я. Маршак печатает в газетах сатирические эпиграммы, пародии, памфлеты, высмеивавшие и обличавшие врага. Он сотрудничал с Кукрыниксами, создавая стихотворные подписи к плакатам. Для каждой такой надписи поэт находил оригинальное решение, доказывая, что и плакатный стих может достигать высокого художественного стиля. Одним из самых первых военных плакатов был - "Суворовцы-чапаевцы". Он напоминал о традициях русской воинской славы, и его стих звучал как солдатская песня:
Бьёмся мы здорово,
Колем отчаянно -
Внуки Суворова,
Дети Чапаева.
В другом плакате, он назывался "Зимний" и был приурочен к компании сбора тёплых вещей для фронта, поэт использует приёмы лирической поэзии:

Ты каждый раз, ложась в постель,
Смотри во тьму окна
И помни, что метёт метель
И что идёт война.

Маршак продолжал писать и стихи для детей, в 1944 году вышел сборник стихов "Почта военная". В послевоенные годы вышли книги стихов - "Быль-небылица", поэтическая энциклопедия "Весёлое путешествие от А до Я".
После войны в 1946 году в семье Маршака произошла трагедия, скончался от туберкулёза его младший сын Яков. Ему было всего 21 год.

В 50-е годы Маршак как переводчик заново открыл для читателей сонеты В. Шекспира. Несколько раз, в 1955, 1957, 1959 гг., бывал в Англии. Многие другие произведения зарубежных авторов стали знакомы нам благодаря мастерским переводам Самуила Яковлевича. Поэт перевёл стихи П.Б. Шелли, Джорджа Байрона, Джона Китса, Роберта Бёрнса, Редьярда Киплинга, Александра Милна, Эдварда Лира, Уильяма Блейка, Джанни Родари и многих других. Среди переведённых Маршаком также поэты Грузии, Литвы, Латвии, Норвегии, Чехословакии и других стран.

Среди драматургических произведений С.Я. Маршака особой популярностью пользуются пьесы-сказки "Двенадцать месяцев", "Умные вещи", "Кошкин дом". Итогом большого творческого опыта писателя стал сборник статей "Воспитание словом", вышедший в 1961 году. В том же году вышла его автобиографическая повесть "В начале жизни".
Последняя книга писателя - "Избранная лирика" - вышла в 1963 году. Стихи, вошедшие в эту книгу, создавались на протяжении многих лет. Лирика Маршака - это своеобразный поэтический дневник писателя, в котором отразились его мысли и чувства о времени, о слове, о связи человека с природой. Стихи Маршака для взрослого читателя просты, конкретны, ясны, их стиль классичен, а язык близок к разговорной речи:

Свои стихи, как зелье,
В котле я не варил
И не впадал в похмелье
От собственных чернил.

Но чётко и толково 
Раскладывал слова,
Как для костра большого                                                                                       
Пригодные дрова,

И вскоре - мне в подарок, 
Хоть я и ожидал, -
Стремителен и ярок
Костёр мой запылал.
"Свои стихи, как зелье..."

Маршак умер 4 июля 1964 года в Москве. До последнего дня он работал, в больнице правил корректуры, заботясь о том, чтобы с честью отвечать за каждое своё слово.
Одним из последних стихотворений С.Я. Маршака было это:

Исчезнет мир в тот самый час,
Когда исчезну я,
Как он угас для ваших глаз,
Ушедшие друзья.

Не станет солнца и луны, 
Поблекнут все цветы.
Не будет даже тишины,
Не станет темноты...

Нет, будет мир существовать, 
И пусть меня в нём нет,
Но я успел весь мир обнять,
Все миллионы лет.

Я думал, чувствовал, я жил 
И всё, что мог, постиг,
И этим право заслужил
На свой бессмертный миг.
"Исчезнет мир в тот самый час..."

Писатель прожил долгую жизнь, написал много стихотворных произведений, пьес, сказок, литературных статей. Корней Иванович Чуковский, приветствуя Маршака на одном из юбилеев, сказал, что в его лице приветствует сразу пять Маршаков: детского поэта, драматурга, лирического поэта, переводчика и сатирика. А литературовед С. Сивоконь прибавил к этим пяти ещё пять: прозаик, критик, редактор, педагог, теоретик детской литературы. "Десять Маршаков, - пишет С. Сивоконь, - воплощённых в одном - это не десять голов сказочного змея, спорящих между собой и мешающих ему жить. Нет, это десять сторон многогранной, но удивительно цельной личности, имя которой -           
Самуил Яковлевич Маршак".



Нравится Категория: Знай наших | Просмотров: 1775 | Добавил: Liza | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: