Приветствую Вас, Гость
Главная » 2012 » Апрель » 17 » Шахматист Юрий Исаакович Коц (1933-2001)
21:11
Шахматист Юрий Исаакович Коц (1933-2001)
Публикуется впервые
 
Одной из ярких фигур спортивного Олимпа Донбасса являлся Юрий Исаакович Коц. Для многих шахматистов имя его было легендой. Неоднократный чемпион Украины, участник финалов СССР, первый мастер Донецка в свое время успешно сражался с Талем и Смысловым, Кересом и Корчным, Микенасом и Бронштейном, Котовым и Нежметдиновым, Полугаевским и Таймановым, Альбуртом и многими другими. Многие партии, сыгранные Ю.И.Коцем, вошли в сокровищницу мирового шахматного творчества, многократно печатались в книгах и журналах. Некоторые из них стали своеобразным учебным пособием. Его имя значится в "Шахматном словаре".

Все знали, что стать гроссмейстером Коцу помешало увлечение картами. И здесь Юрий Исаакович добился авторитета среди специалистов, по-видимому, не меньшего, чем в шахматах. Утверждали, что он входил в десятку сильнейших Союза. С его именем связано немало картежных историй, "домашних заготовок".
Когда Коц, со своей "сомнительной" (с точки зрения педагогики) репутацией картежника, начал преподавать в ДЮСШ, было много сомнений в его тренерском будущем. Однако, и на этом порище он добился заметных успехов.

 

Юрий Исаакович Коц родился в 1933году. На себя он обратил внимание еще в юношеском возрасте. В 1950 году сборная команда Украины завоевала второе место на Всесоюзном юношеском первенстве. На первой доске шахматист из Сталино Юрий Коц занял чистое первое место. В шахматной прессе отмечалась его активная, острокомбинационная игра, нешаблонные действия и остроумные решения в сложных ситуациях. 
Закончив школу, Юра Коц поступил на геологический факультет Сталинского индустриального института (ныне - Донецкий национальный технический университет). Он много и небезуспешно выступает в соревнованиях.  В 1951 году он становится мастером - первым в Донбассе, если не считать проживавшего в 1928 - 1943 году бывшего москвича А.Селезнева. 
"Хорошее впечатление оставила игра Коца, - писал в 1955 году журнал "Шахматы в СССР" (№ 9 ). - Он играет остро, быстро считает варианты, хорошо оценивает позиции. К сожалению, легкомыслие при разыгрывании лучших позиций снижает иногда его результаты". 
В 1955 году в составе сборной команды Украины Ю.Коц занимает третье место в чемпионате СССР (после команд РСФСР и Москвы). 
В 1961 году мастер из Донецка Юрий Коц впервые становится чемпионом Украины. 
В 1971 году Юрий Исаакович Коц повторил свой успех десятилетней давности - снова стал чемпионом Украины. Этот турнир проходил в Донецке и вызвал большой интерес местных любителей шахмат. 56 участников оспаривали звание чемпиона в 13 турах по швейцарской системе. 
Родные стены помогли донецкому мастеру: набрав 9,5 очка, Юрий Коц занял чистое первое место, что является довольно редким случаем для соревнований по швейцарской системе. Журнал "Шахматы" (№ 13 за 1971 год) отметил: "Нет сомнения, что и при сильнейшем составе нынешнего республиканского первенства Коц был бы одним из лидеров. Его рациональный стиль оказался достаточно убедительным оружием в партиях с менее опытными соперниками". 

Когда Коц начал преподавать в ДЮСШ, было много сомнений в его тренерском будущем.

Юрий Исаакович проработал в школе около 5 лет и воспитал пять международных мастеров (Е.Мирошниченко, О.Березин, М.Копылов, Д.Шилин, А.Демкович).
Александр ПРИХОДЬКО, кандидат в мастера спорта вспоминает любимого учителя:
«Конечно, не в один момент мастер-практик стал классным тренером. Начинал с разбора партий учащихся, со временем арсенал приемов и тем занятий значительно расширился. "Фирменное" задание: каждому ученику ставится дебютная позиция (от 3-х до 15-ти ходов), проблемная для него, и нужно за 30 минут записать пять - семь (количество зависит от позиции) сильнейших ходов за обе стороны. Затем - совместный разбор записанных ходов, и в том случае, если полученная итоговая позиция имеет теоретическое значение, добавляется еще полчаса на следующие пять ходов. Свои пристрастия в дебютах Юрий Исаакович не навязывал, каждый занимался своими вариантами и расширял эрудицию, наблюдая за анализом других.
Любимое тренерское наставление Юрия Исааковича: "арбайтен, арбайтен и еще раз работать" (почему-то он всегда говорил эту фразу по-немецки, видимо, для пущего эффекта).
За доской Коц был прагматичен, если атаковал с жертвами - значит, просчитал варианты до победного конца. Осложнений не избегал, часто поражал неожиданной комбинацией, но предпочитал позиционное давление и лучший эндшпиль. Четко оценивал позицию, поэтому очень редко перегибал палку». 
 
Тяжелая болезнь подкосила Юрия Исааковича. 6 мая 2001 года его не стало... 
 
Е. Гиллер


P.S. Если у когого-то из дончан найдeтся фотографии Юрия Коца более позднего периода,, буду очень признательна.
 
 
Как яркую иллюстрацию к портрету Юрия Коца, приводим отрывок из воспоминаний международного гроссмейстера Николая Шальнева о нескольких гроссмейстерах, которых он называет шахматными босяками.
К этой когорте он также относит Юрия Коца и одессита Якова Юхтмана, которые  несмотря на свой несомненный талант , так и не стали гроссмейстерами.
  
"Необходимо заметить, что по популярности и приключенческим историям они порой затмевали лидеров. Шахматными босяками их называли по образу и условиям жизни, характеру мышления. О донецком мастере Коце я услышал впервые в пятнадцать лет. Говорили, что это самый одаренный мастер, но в связи с туберкулезом легких, полученным в блокадном Ленинграде, ему осталось недолго жить. Но годы шли, здоровые умирали, а Коц жил и жил, расцвечивая свою биографию различными приключениями.
 
Шахматная карьера его начиналась ярко и впечатляюще. На юношеском чемпионате СССР Коц занял первое место на первой доске, опередив Спасского и Таля, нанеся поражение обоим конкурентам. Команда Украины тогда заняла второе место. Подвел будущий гроссмейстер экстра-класса Леонид Штейн, который на последней 10-й доске проиграл большинство партий. Через несколько лет Коц окончил горный институт, женился на дочке начальника треста Донецкуголь. Впереди намечалась очень перспективная карьера. Но в этот момент в нем проснулся карточный игрок. И если у Достоевского это была рулетка, где все зависело от воли случая, то Коц держал Жар-птицу удачи в своих руках. В шахматах, домино, бридже, преферансе, белоте и других карточных играх, в различных пари ему не было равных. Естественно, что все эти игры сопровождались изрядной выпивкой. И вся жизнь пошла-поехала колесом. Интересно, что в шахте, где Коц работал горным инженером, ленинградку в преферанс расписывали под землей по двойному тарифу.
 
Наше знакомство началось с приезда Коца на гастроли в Краматорск, где я – пятнадцатилетний первокатегорник – ко всеобщему удивлению нанес мастеру неожиданное поражение, за что был спортивным руководством города приглашен в ресторан. Там я с почтением смотрел, как за игрой в преферанс мастер «раздевал» своих соперников. Утром в помещении от табачного дыма можно было вешать топор. Коц говорил, что люди ездят в Сочи с деньгами, а оттуда без них. А он ездит туда и обратно с деньгами. Особенно интересно было наблюдать как на пляже он обыгрывал сильных шахматистов, а для психологической маскировки расставлял фигуры, как начинающий с целью объявления «детского мата», а затем постепенно шаг за шагом улучшал свою позицию, виртуозно проводя окончания. На полуфинале Союза в Свердловске в последнем туре Коц встретился с гроссмейстером Юрием Авербахом и, поскольку все шахматисты проводили ночи за преферансным столом, то после двух ходов оба соперника уснули. Зрители не могли понять в чем причина задержки игры, пока судьи не разбудили соперников. Через пять ходов игроки опять уснули. Когда их вновь разбудили, оказалось, что у Коца остается всего десять минут из положенных двух с половиной часов. Как рассказал Коц, первым делом он пошел в буфет, выпил сто грамм водки для бодрости и бросился в бой. Авербах атаковал короля, а Коц в острейшем цейтноте помня, что Авербах не Таль, одной рукой на противоположном фланге гнал пешку в ферзи, а другой нажимал на кнопку часов. Когда пешка грозила превратиться в ферзя, Авербах сдался.
 
В начале шестидесятых годов незадолго до нового года мы оказались в одной команде Донецкой области на Спартакиаде Украины в Ровно. С опозданием на первый тур в команды приехали лидеры, завершившие чемпионат СССР в Ереване – Геллер, Штейн, Савон и Коц. Все они выглядили импозантно. Коц был очень худой брюнет, одетый в черный вечерний костюм. (Интересно заметить, что и спустя несколько лет в этом же костюме я встретил его в очень жаркий день на ялтинском пляже). На партию он опоздал, но попал как раз к обеду, на что представитель Житомирской области Заслуженный тренер СССР Троссман заметил, что при социализме «кто не работает, тот не ест». Коц мгновенно парировал: «Странно, а я почему-то считал, что у нас кто работает, тот не ест. Нет ни времени, ни денег!» Уже тогда первая партия Коца во втором туре началась с приключения. Его противник, сильнейший шахматист Луганской области мастер Лубенский, выиграл ферзя за две легкие фигуры, и все участники турнира с интересом стали наблюдать за развитием ситуации, заключив при этом с Коцом пари на очевидный результат партии. Увы, их надежды не сбылись. С каждым ходом положение осложнялось. Противник попал в цейтнот, хотя положение было по-прежнему выигранное. И здесь Коц стал проявлять чудеса эквилибристики. Протягивая свои длинные пальцы к какой-либо фигуре, стоящей на одном фланге, он неожиданно делал ход другой фигурой на противоположном. Противник терялся, утрачивая драгоценные секунды, совершая одну ошибку за другой, пока от выигрыша остались лишь воспоминания. Интересно, что и со знаменитым блицистом Чепукайтисом, Коц в игре на ставку взял предложенные минуты форы и разнес противника, но только на ту сумму, которая была в кармане ленинградца, психологически учитывая, что иначе потеряет его, а так он окажется привязанным и придет отыгрываться. «Социализм – это плановое хозяйство», – приговаривал при этом Коц.
 
В Коце я впервые встретил человека, к которому деньги как бы сами шли. Но однажды случилась забавная осечка.
 
Как-то вечером в моем номере гостиницы встретились Коц и будущий наставник своего однофамильца и будущего чемпиона мира Руслана Пономарева – Михаил Пономарев, которого спустя много лет все украинские СМИ именовали не иначе, как доктором педагогических наук и профессором, не подозревая, что у того всего шесть классов образования. Справедливости ради надо заметить, что умом Пономарев обладал, как говорят, хитрым, крестьянским, и поэтому беседовал на равных, добиваясь поставленной цели в финансировании своих самых фантастических шахматных проектов, встречаясь с сильными мира сего – Кучмой, Тимошенко, Ахметовым, другими политиками и финансовыми воротилами. Решили играть в блиц, где у Михаила Пономарева, только что переведенного за «успешную» игру из кандидатов в мастера в перворазрядники, была всего одна минута против пяти у Коца. Но расчет был три рубля против трехсот. Мастер побеждал партию за партией, припевая и считая: «Десять, двадцать, тридцать, тридцать одна, тридцать две!» И вдруг осечка. Поражение. Коц приумолк и стал методически выигрывать партию за партией. «К двум часам ночи перейдем на твою половину», – объявил мастер. И тут последовал новый удар. Не дожидаясь окончания поединка, я лег спать, а когда проснулся, матч еще продолжался. В итоге Коц выиграл 152 партии, что составило 456 рублей, а Пономарев только две, но по триста. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Правда, на пальце у Пономарева образовался волдырь от быстрого и многочасового пережимания тугой кнопки шахматных часов. По этому поводу смеялась вся шахматная Украина, когда через несколько дней Коц в качестве моего тренера на всесоюзном мастерском турнире приехал в Киев. Здесь замечу, что над шахматами он мог трудиться часами, а я этой нагрузки во время турнира не выдерживал.
 
Но особенно интересными были поединки в различных видах у Коца с другим ярким представителем босяков Яковом Юхтманом. Это были игроки от природы. Как сейчас вижу их в зимних пальто и шапках в жарко натопленной комнате, сражающихся один на один в домино. Размешав кости на столе и мгновенно рукавами пальто набрав их себе без счета поровну, игроки бросились в бой. «Базара» не оставалось. Рассчет в домино был многовариатный. И однажды, просчитавшись, раздосадованный Юхтман откусил половину доминошной кости".

 





Нравится Категория: Знай наших | Просмотров: 1489 | Добавил: Liza | Теги: Елизавета Гиллер, Юрий Коц, Шахматисты Донецка, евреи Донецка | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
2  
Что ж, нужно и свои 5 копеек вставить, особенно после чтения воспоминаний Коли Шальнева - сто лет его не видел. Я впервые слыщу про блокадный Ленинград, но от домашних знаю такую историю. Отец Ю.И. был "большой начальник". Но Ю.И. рано остался без матери, а мачеха его не привечала. Точнее, он (в 40-е годы) бывал элементарно голоден и иногда подкармливался в нашей бедной семье, жившей по соседству. Я так никогда и не решился обсудить с Ю.И. эту деликатную тему. Конечно, мы с ним были знакомы, даже году в 1970-м играли за одну команду. Но сыграть впервые довелось только в 1979-м г. Во-первых, я не очень активно и часто играл (не здесь обсуждать почему), в основном в командных и только в городе, а Ю.И. не баловал Донецк своей игрой. Но к концу 70-х он решил заработать пенсию на ш. "Октябрьская" и волей-неволей стал играть в локальных соревнованиях. В первой нашей партии я выиграл неожиданно и красиво. Потом за 10 лет мы сыграли с десяток партий. Конечно, перевес был на его стороне, но последнюю нашу партию я тоже выиграл - уже без всяких красот. У нас всегда были очень уважительные и корректные отношения. Он, наверно, понимал, что "вторая сторона" его жизни ко мне не имеет никакого отношения, а в шахматах я был вполне уважаемым младшим коллегой. Он никогда со мной не блефовал (в духе вышеописанного), все случившиеся ничьи были по его предложению. Никогда я с ним не блицевал, но, да, видел, как он, делая рокировку, своим длинным пальцем незаметно подталкивал ладью на более удобное место. Когда-то уто-то из донецких шахматистов (кажется, Пойдун) заметил, что я часто стою, заплетая ноги, - точь-в-точь как Ю.И. Что мне оставалось? засмеяться и гордиться хотя бы таким сходством. Я знаю, что в последние годы он занимался тренерской работой. Конечно, мы с ним анализировали партии по окончании, кое-что я до сих пор помню, но поанализировать по-настоящему так и не довелось. Жаль... В списке учеников есть изменения, скажем, Мирошниченко уже гроссмейстер, а Приходько мастер, но главное, что нужно сказать, - некоторые из них были в первую очередь учениками Николая Александровича Чудненко, а Ю.И. их "шлифовал". Ещё, кроме Селезнёва, стоит вспомнить Юрия Николаевича Сахарова. До и во время войны он жил в Сталино (или Макеевке). И он, и Коц, как и многие другие украинские мастера - из плеяды не ставших гроссмейстерами, но игравших в "бисову силу". Вырвался Штейн, потом Гуфельд. Более молодое поколение оказалось удачливей на титулы и звания. Коц был авторитетом, "знаковой фигурой" не только для дончан, но и для многих других. В 1982-м году я целый день гулял по Саратову и забрёл в шахматный клуб. Перед этим там проходил полуфинал Союза, в котором после большого перерыва сыграл Ю.И. Его запомнили все! А когда узнали, что я из Донецка, да ещё выигрывал у Коца - у самого! - мне устроили почти королевский приём! Надо ли говорить, что Коц был невыездным. Один раз его взяли сыграть за сборную Украины против Болгарии. Вполне авторитетного тогда международного мастера Орева он просто растерзал. Несомненно, Ю.И. должен был стать не тольо первым донецким мастером, но и первым донецким гроссмейстером, но для донецких шахматистов, как-то пересекавшихся с Ю.И., он навсегда остался высшим и непререкаемым авторитетом.

1  
Я не знал. что он умер. это достопремечательность донецка. Он учился с моим отцом в ДПИ. "на интерес" в Сочи "вставлял" гроссмейстеров международников. В средине 80-х работал со мной на ВТБ на "Октябрьской".

Имя *:
Email *:
Код *: