ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ СОЛОМОНА ДАНИЛОВИЧА - 4 Февраля 2012 - Юзовка-Сталино-Донецк: страницы еврейской истории
Приветствую Вас, Гость
Главная » 2012 » Февраль » 4 » ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ СОЛОМОНА ДАНИЛОВИЧА
21:26
ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ СОЛОМОНА ДАНИЛОВИЧА
Что мы знаем о раввине Сталинской (Донецкой) синагоги двадцатых –тридцатых годов прошлого столетия Соломоне Кодкине? Казалось, прошло не так уж много времени, но ни бумаг, ни его единоверцев той поры... Только известно, что в конце тридцатых «золотой запас» СССР был пущен в расход. И среди лучших людей того времени, замордованных в лагерях, умерших от пыток на допросах, расстрелянных — значится и Кодкин.
В конце 80-х–начале 90-х мы не раз обращались в КГБ, а затем и Службу Безопасности уже независимой Украины и, будто под копирку написанные, получали ответы: «к сожалению, какими-либо сведениями в отношении Кодкина... Управление... не располагает».
Еще одна попытка — и случилось... хотел сказать, невероятное, но нет, мы надежды не теряли: нас приглашают в архив Управления службы безопасности и... выдают Дело № 110771. Несколько десятков страниц спрессованного горя. Пожелтевшие листы, рукописные, машинописные, к которым не прикасались лет пятьдесят. Очевидно, что мы первые, кто Дело раввина Кодкина листает с состраданием... Цитировать будем, по возможности, без комментариев, и жизнь, и смерть Соломона Кодкина предстанут перед нами...
Вся его свободная жизнь вместилась в несколько строчек Дела: 
«Родился 15 марта 1875 года в Стародубе Смоленской области. Раввин. С 1937 года по день ареста работал фельдшером при Путиловской больнице города Сталино.
ПОСТАНОВЛЕНИЕ 1938 года, мая 20 дня. Доноблпрокурор Руденко в связи с ходатайством об аресте Кодкина С.Д., рассмотрев материалы по обвинению его по ст. 54-10 УК УССР, нашел, что он проводит контрреволюционную пропаганду, собирает у себя на дому нелегальные сборища.
На основании изложенного ПОСТАНОВИЛ:
Арест и содержание под стражей гр. Кодкина С.Д. санкционирую. ОБЛПРОКУРОР (РУДЕНКО)». Печать. Подпись.
О таких говорят, если деликатно, то — сложная и противоречивая натура, а по правде... Чтобы в последующем клеймить убийц, свое оружие он оттачивал на праведниках: Роман Андреевич Руденко, главный обвинитель от СССР на Нюрнбергском процессе, и он же подписывал явно липовые бумажки, лишавшие невинных сограждан покоя, свободы и очень часто — жизни. Становление этого товарища проходило в городе Сталино. Свою подпись под ходатайством об аресте Соломона Кодкина он поставил, когда ему, прокурору Донецкой областной прокуратуры, не было и тридцати. Напомню, это случилось 20 мая. Через три дня сотруднику УГБ УНКВД был выдан ордер на обыск и арест С.Д. Кодкина. Через четыре дня на квартире Кодкина по Шахтной (ныне ул. Зайцева) при понятых —представителях домоуправления — Иосифе Абрамовиче Клинере и Петре Степановиче Строковском был произведен обыск. В Протокол обыска внесли паспорт и профсоюзный билет...
Из «Протокола допроса» обвиняемого КОДКИНА Соломона Даниловича от 15 июля 1938 года.
ВОПРОС: Какой период времени вы были раввином?
ОТВЕТ: В первое время своей деятельности как раввинв гор. Константинограде Полтавской области с 1912 по 1927 годы»...
Кодкин был в Константинограде?! Стоп. Выходит, что именно об этом Кодкине в начале 90-х уже прошлого века мне за пару лет до своего столетия рассказывал дончанин Михаил Кричевский?! А я — каюсь — как-то не проникся, справедливо полагая, что город Сталино, где Кодкин состоял раввином, и Константиноград Полтавской губернии территориально так разнесены! И что же в результате оказалось? А оказалось, что Соломону Кодкину, да-да, тому самому, константиноградскому, никто не помешал принять приглашение евреев города Сталино и перебраться в Донбасс на постоянное место жительства. А значит, выходит, Михаил Ефимович Кричевский вспомнил правильно, вспомнил о нашем раввине, а не его однофамильце. Значит, выходит, учитывая его возраст, Кричевский один из очень немногих, если не последний из живых, кто видел Соломона Даниловича.
Дело №110771 на время отложено. Нужно срочно связаться с Кричевским...
«Миша, Миша..., — голос в трубке грустный и уставший, — вы позвонили слишком поздно». Елизавета Григорьевна Топер, близкая подруга Кричевского, его приютившая (из собственной квартиры старика, по сути, выжили), повторяет: «Миша, Миша...», — и за эти «мишины» секунды я успеваю передумать черт-те что. «Что случилось?!» – «Это возраст, – отвечает, – это возраст. А я ж его просила, умоляла!» – «Боже, что случилось, говорите?!» – «Он ушел». – «Когда?!» – «Сегодня утром», – горестно вздыхает.
Бедная Лиза! Слава Б-гу, у меня еще хватило ума не выразить ей соболезнования. Потому что очень скоро всё раскрылось. Это действительно возраст, когда пожилые лет в семьдесят-восемьдесят уже не способны себя обслужить. И тогда им на помощь спешит Кричевский! Живого-невредимого Кричевского в возрасте ста четырех лет и семи месяцев я обнаружил на огородах, где он самозабвенно вскапывал грядки своих подопечных. Тех стариков, кто по возрасту ему годится в дети. А согласитесь, детям нужно помогать.
Я увидел, поразился и только выдохнул: «Кодкин!» — словно пароль — и всё. Кричевский — вот что значит ясный ум, — не останавливаясь ни на минуту, извинился: «Мне некогда, копаю огороды, а завтра в полдень к вам прибуду в синагогу». Во дела!
Ровно в полдень (хоть по нему сверяй часы) следующего дня наш «гений места» пришагал на улицу Октябрьскую, 36. Энергичная походка, за плечами стильный рюкзачок, в руках палка, но скорее для проформы. Глаза живые, умные, смеются. И интерес к жизни —просто неуемный.
– Значит, Кодкин? – по-деловому.
– Значит, он! 
– Ну, слушайте...
– Вы с ним встречались?
– О-гой, лично! Последний раз я с ним виделся... так, так... (считает) восемьдесят восемь лет тому назад. Тогда Соломон Данилович работал на два города, между ними не более ста километров — Кобеляки и Константиноград. Я помню и нашу первую встречу на квартире одного еврея, его звали... сейчас, сейчас, Натан Гуревич. Мы, мальчишки, но ты пиши, что группа сионистской молодежи — это так, к Гуревичу сносили копилочки, собранные нами по домам. В них опускали, кто сколько мог: копеечку, пятнадцать... И не только у нас под Полтавой, но и по всей Украине. И вот однажды у Гуревича я встретил казенного раввина Кодкина. Он-то мне впервые и объяснил, куда уходят деньги из копилок. И куда? А я скажу: Натан Гуревич срывал печати, деньги извлекались, затем Гуревич подписывал акт, расписывались и мы. А те копилки снова разносились по домам. Деньги шли в Русско-Азиатский банк. А тот переводил их в Иерусалим, на счета банка Ротшильда. Зачем? Отвечу и на это. На наши деньги покупались земли в окрестностях Тель-Авива. Болотистые, они приобретались за бесценок. И уезжали в Палестину наши мальчики, наши идеалисты, и оставались там уже навсегда. Возделывали финиковые плантации, мандариновые рощи...
Я слушал, затаив дыхание... 
Кричевский: 
– А можно мне отвлечься?
– Ну, конечно!
– Уже потом в Палестину уехали мои товарищи Авраам Пупко, Исай Косой... Они, значит, уехали, проходит месяца два, и отец Авраама получает пакет с фотографиями. Авраам и его товарищи — на общем снимке человек пятьдесят — на купленной земле выращивают финиковые пальмы. И через каждые там двадцать-тридцать метров — об этом уже в письме — козлы из составленных ружей. На случай нападения арабов. Но это я уже узнал потом, вначале меня просветил Соломон Данилович...
– А что он был за человек?
– Ой-и, ой-и, что вам сказать?! Высокий, с черной бородой, да, Г-споди, красавец! А речь! Когда его слушаешь — оратор сильнейший! Умнейший человек! Он выступал на идише? Нет, по-русски... Оратор, повторяю, изумительный! Когда в Константинограде были свадьбы или похороны, сходился весь город. Иногда — только затем, чтобы послушать, как держал он речи... Господи, да как же я забыл?! В тринадцать лет не кто иной, как Соломон Кодкин мне справлял обряд бар-мицвы (религиозного совершеннолетия – прим. ред.). Где? Да в константиноградской синагоге! А еще знаешь, это я запомнил навсегда. Так, так, так. Дело Менахема Бейлиса началось в одиннадцатом году, а Кодкин нам сказал... сказал в тринадцатом. На квартире Натана Гуревича. Вот сейчас я воспроизведу дословно: «Режим, который состряпал такое позорное дело, долго существовать не будет». Это сказал Кодкин. И через четыре года революция...
Я:
– Идемте в столовую!
– Зачем, я не голоден.
– Идемте, я прошу!
Впритык к синагоге, на месте, где в течение нескольких лет проживал Соломон Данилович, в его память построен «Дом Шмуэля» — благотворительная столовая. А на стене висит его портрет. Пока идем, сообщаю, что Кодкин жил и работал и в Сталине.
Кричевский:
– Он переехал в Донецк?! Да что вы говорите?! Я не знал!
– А хотите его увидеть?
– Ну, еще бы!..
Когда председатель еврейской общины Донецка Григорий Ефремович Цыгуткин эмигрировал в Америку, в ворохе не разобранных бумаг общины я обнаружил письмо из Барнаула, датированное октябрем 1993 года: «К большому сожалению, у меня осталась небольшая фотография отца (снятая при получении паспорта). Других у меня нет. Это ЕДИНСТВЕННАЯ для меня реликвия, и я ее уберег, несмотря на бедствия, которые в свое время обрушились на мою голову... я не мог не выслать ее Вам. Поэтому умоляю Вас: сообщите мне о получении». Автор письма — Александр Соломонович Кодкин, сын. Увеличенный фотоснимок — в синагогальной столовой.
Подходим.
– Он! – и Кричевский заплакал...
...Скверное время, когда дети (а обобщенно, люди того же роду-племени) закладывали и убивали своих отцов, продолжалось. ПРОТОКОЛ тройки УНКВД по Сталинской области от 7 1Х–1938 года, постановившей: «КОДКИНА Соломона Даниловича — расстрелять», был подписан неким Соломоновичем, человеком, чья фамилия по печальной иронии судьбы повторяла отчество несчастного сына Соломона Кодкина Александра.
Это случилось в Артемовске Донецкой области. Где — в Артемовске — Соломон Кодкин похоронен, не знает никто. Но точнее не скажешь: он похоронен в земле. Это было сделано по-человечески? Вряд ли. Те, кто с жертвами обращался бесчеловечно при жизни, вряд ли после их смерти изменили свой почерк. Скорее всего, тело «врага народа» Кодкина вместе с другими расстрелянными на телеге втайне было вывезено за город и сброшено в ров. Спешно закидав расстрелянных землей, тюремщики подались обратно.
Я предпринял попытку узнать о «секретаре», который дал добро на расстрел (дикие слова, но в те давние годы говорили именно так: «дать добро на расстрел», не отсюда ли пошло: «добро должно быть с кулаками»?). И вот что я узнал о палаче. Из письма (датированного 2000 г.) тогдашнего зам. Председателя СБУ — начальника Управления по Донецкой области Ю. Самойленко: «Соломонович Яков Владимирович, 1908 года рождения — начальник 1 спецотдела УНКВД по Донецкой области, секретарь Особой тройки УНКВД. Военным трибуналом... приговорен к лишению свободы в ИТЛ (очевидно, исправительно-трудовой лагерь – авт.) на три года. Данных о реабилитации нет. Дальнейшая судьба неизвестна». Из даты рождения Соломоновича следует: в год, когда по секретному ПРОТОКОЛУ приговор в отношении Кодкина — «расстрелять» — был приведен в исполнение, Я. Соломоновичу как раз исполнилось тридцать.
И еще раз о его происхождении: нет, не даром в конце тридцатых в еврейской среде бытовала мрачная шутка: евреи — братья по крови, пустил кровь — брат.
К чему я вспомнил некогда услышанное? А к тому. На днях в адрес синагоги поступило письмо от N., не еврея по национальности, чей дед был также репрессирован. В справке, полученной N. из СБУ, среди фамилий тех, кто был причастен к гибели его деда, встречаются и еврейские. И вот какими выводами делится N.: «Разве Тора учит евреев только мстить и убивать других людей за то, что кто-то другой родился не евреем? А тогда зачем сейчас такое усиленное изучение Торы? Не подготовка ли это к чему-то очень плохому? Мы боимся евреев!» Разделяя горе N., все же заметим: не следует путать праведное с грешным, одна из самых главных заповедей Торы — «Не убивай!» А значит, убийцы — кто, как не вероотступники?! И еще: я понимаю, что N. от этого легче не станет, но среди лиц, причастных к осуждению его невинного деда, человек, подписавший приговор и невинному Кодкину, — тот самый недоброй памяти Соломонович. Это к слову о «геноциде украинского народа» (цитата — из того же письма)...
Библиотека уничтоженного Соломона Кодкина, что стало с ней? В конце 80-х – начале 90-х еврейская община Донецка неоднократно обращалась в Управление КГБ СССР по Донецкой области, а затем в аналогичное управление Службы Безопасности Украины с просьбой о передаче общине библиотеки репрессированного раввина. И столь же неоднократно получала ответ: если библиотека и есть, она может быть выдана только прямым родственникам покойного.
Мне неизвестно, кем и когда был найден адрес сына раввина Кодкина (до конца жизни он проживал в Барнауле), как неизвестно и то, было ли направлено в его адрес письмо из Донецка, но, по крайней мере, мне известно доподлинно — такое письмо в Донецкой синагоге готовилось. Потому что в синагогальном архиве я обнаружил к этому письму черновики. Фрагмент одного из которых — дословно — привожу в настоящей публикации: «От лиц, заслуживающих доверия, нам стало известно, что в архивах Службы Безопасности Украины хранятся вещи, изъятые у С.Д. Кодкина при аресте, и среди них особую ценность представляют книги. По еврейской традиции книги Святого Писания должны нести свет истины людям. А в нашем случае оказалось, что книги праведного человека, каким был и остается в нашей памяти раввин Кодкин, долгое время находятся в заточении, и их освобождение и возвращение в общину будет актом справедливости. Но по законодательству Украины личные вещи могут быть выданы только родственникам, поэтому просим в наш адрес направить доверенность...»
Как говорится, шли годы. «Иных уж нет, а те далече...» И вот уже в нынешнем году главный раввин Донбасса Пинхас Вышецкий обращается в СБУ Украины (Управление в Донецкой области) с просьбой о розыске кодкинской библиотеки. И община вновь получает отрицательный ответ: «Уважаемый раввин Пинхас Вышецкий! Ваше обращение... внимательно рассмотрено. К сожалению, какими-либо сведениями... о хранении библиотеки Управление СБ Украины по Донецкой области не располагает...»
Ситуация в стране изменилась кардинально. И скрывать библиотеку Кодкина в своих недрах СБУ никакого резона уже нет: иные времена, иные песни.
И вот, когда в архиве СБУ нам было предоставлено Дело Кодкина, всё, наконец, прояснилось: в протоколе обыска в списке изъятого фигурируют только документы — паспорт Соломона Даниловича и его профсоюзный билет. О книгах — ни слова.
Но, быть может, изъятые вещи и книги в протокол не попали умышленно? Не вижу в этом смысла. Тем более, что протокол, наряду с производившими обыск и понятыми, подписывал и сам «обыскиваемый» Кодкин.
Зададимся иным вопросом: а была ли вообще у раввина Кодкина библиотека?
Вот это уже несомненно: была! Вызывало бы удивление обратное: раввин — и без библиотеки?! И она была огромна. Откуда мне известно? Из еще одного письма, которое Кодкин-младший направил в еврейскую общину Донецка в 1993-м. Оно обнаружено мной совсем недавно: «Моя мать (Елизавета Кодкина, отчество установить не удалось – авт.) была брошена в шахту в 1941 году. Все вещи и огромная библиотека отца (выделено мной – авт.) были разграблены и уничтожены...» В письмах на имя руководителей еврейской общины КГБ (СБУ) не лукавил(а).
Бедная Елизавета Кодкина, исстрадавшаяся, пережившая своего мужа на три с небольшим года! Что пришлось ей испытать во время ареста мужа и после? Сообщили ли ей о гибели Соломона или, приняв мученическую смерть вместе с десятками тысяч донецких евреев в шурфе шахты 4–4 бис, она об этом так и не узнала? Вопросы без ответов. Как это ни горько, но нужно свыкнуться: очень многое из еврейской истории — далекой ли, близкой — нам узнать уже не суждено.
Двадцатые-тридцатые годы прошлого века под слоем времени, который толще с каждым днем, могли оказаться недосягаемыми, если бы не Дело раввина Донецкой (Сталинской) синагоги С.Д. Кодкина, обнаруженное в архиве Управления Службы безопасности (см. №№ 23 и 24 «Нашей жизни»)...
В город Артемовск Донецкой области — в распоряжение начальника следственной группы УНКВД — Кодкин, «как участник антисоветской националистической сионистской организации», был отконвоирован в начале июня 1938 года.
До его смерти оставалось ровно сто дней.
Протоколом тройки УНКВД по Сталинской области от 7 сентября того же года Соломон Данилович Кодкин был приговорен к расстрелу. В Артемовской тюрьме приговор был приведен в исполнение незамедлительно.
Сегодня мы публикуем фрагменты протоколов допроса Соломона Даниловича. Отвечая на вопросы следователей, Кодкин понимал, что его Дело шито белыми нитками, об этом на допросах он так и заявлял. Думаем, что и следователи, «работавшие» с Кодкиным, думали не иначе. Но эта «игра» Кодкину, как и сотням, тысячам, миллионам безвинных, стоила жизни. А вот убить их — не стоило ничего. Как там бодро пел певец? «Это наша с тобою страна, это наша с тобой биография»...
ВОПРОС: Какой период времени вы были раввином?
ОТВЕТ: В первое время своей деятельности, как раввин в городе Константинограде Полтавской области с 1912 по 1927 год, после переехал в город Сталино и был там раввином по июль 1937 года.
ВОПРОС: В каком году вы вступили в антисоветскую сионистскую организацию?
ОТВЕТ: Впервые в сионистскую организацию вступил ... в 1917 году. ...она называлась «алгемейн сионисты»...
ВОПРОС: Какую работу тогда проводила «алгемейн-сионистская» организация в городе Константинограде?
ОТВЕТ: ...Были организованы хедеры и разные националистические школы, кружки по изучению древнееврейского языка. Тогда это сильно пропагандировалось, древнееврейский язык является государственным языком в Палестине, для этой работы были привлечены все учителя еврейского языка... Пропаганда идей палестинизма, организация эмиграции...
ВОПРОС: Назовите причины, побудившие вас выехать... в город Сталино.
ОТВЕТ: ...поддерживающие меня... бежали, боясь репрессий... Я изъявил свое желание принять участие в сионистской организации в городе Сталино. Здесь же мы договорились о моей работе в качестве раввина.
ВОПРОС: Какую работу проводила ваша антисоветская сионистская организация?
ОТВЕТ: ...Давались установки участникам организации, что СССР не может разрешить еврейского национального вопроса, единственный выход для евреев — это выезд в Палестину... В 1936 году, во время всесоюзной переписи населения, была развернута агитационная работа среди еврейского населения, чтобы все в заполняемых бланках писались верующими, тогда советская власть вынуждена будет открыть синагоги. ...предлагалось проводить агитационную пропаганду против проводимых мероприятий партии и советской власти по переселению евреев в Биробиджан, в противовес этому... предлагалось проводить пропаганду эмиграции евреев в Палестину. ...говорилось о «притеснении» религии в СССР: закрытии синагог...
ИЗ ПРОТОКОЛА ОЧНОЙ СТАВКИ между Ф.К. и КОДКИНЫМ С.Д.
ВОПРОС: к Ф.К.: Какие задания Вы получали от Кодкина?
ОТВЕТ: Собирать деньги для сионистской организации и проводить шпионскую работу.
ВОПРОС КОДКИНУ: Ф.К. правильно показал?
ОТВЕТ: Я давал задание Ф.К. собирать деньги для антисоветской сионистской организации, а о шпионской деятельности отрицаю...
Один из ночных допросов Кодкина вызвал у следователя по меньшей мере удивление. На конкретный вопрос, о чем-то «указать», Кодкин вдруг сказал: «Я знаю, что меня убьют». Следователь поинтересовался, с чего он это взял? «А мое дело, — ответил Кодкин, — шито белыми нитками». Вопрос следователя: «И что из этого следует?» — «Это смерть, белыми нитками обшивается саван».
Очередной допрос был завершен...
ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ
По обвинению КОДКИНА Соломона Даниловича по ст.ст. 54-6 и 54-11 УК УССР.
Четвертым отделом Управления НКВД по Сталинской области вскрыта и ликвидирована антисоветская сионистская организация, проводившая террористическую, шпионскую и диверсионно-вредительскую деятельность в Донбассе в блоке с меньшевиками, троцкистами, бундовцами и другими антисоветскими организациями.
Сионистская организация в Донбассе вела преступную антисоветскую деятельность под руководством областного комитета объединенной сионистской организации, который получал антисоветские директивы от Союза, ЦК и объединенной сионистской организации, представляющей собой шпионский и диверсионнно-террористический центр иностранных разведок.
Следствием установлено, что обвиняемый по настоящему делу КОДКИН является участником антисоветской сионистской организации с 1917 по 1938 г.
Участие в антисоветской организации КОДКИНА также подтверждает обвиняемый Ф.К. "В 1928 году, проживая в гор.Сталино, я познакомился с приехавшим в том же году в Сталино раввином КОДКИНЫМ С.Д. Зная, что я антисоветски настроен, он предложил мне вступить в антисоветскую организацию, рассказал мне, что евреям нужно бороться за создание самостоятельного еврейского буржуазного государства в Палестине” (показания обвиняемого Ф.К.).
Это подтверждается обвиняемым Ф.Г.: "Вел антисоветскую агитацию против проводимых мероприятий Соввласти, собирал шпионские сведения для английской, румынской и польской разведок” (показания Ф.Г.).
На основании изложенного обвиняется: КОДКИН Соломон Данилович... До ареста работал медфельдшером при путиловской больнице города Сталино. В том, что:
а) являлся активным участником антисоветской сионисткой организации и проводил антисоветскую деятельность против советского государства.
б) проводил шпионскую деятельность...
Следственное дело № 110771 по обвинению КОДКИНА С.Д. направить на рассмотрение Тройки УНКВД по Сталинской области...
Через полвека Соломона Даниловича Кодкина реабилитировали. В Заключении по материалам уголовного дела, которое мы воспроизводим, говорится о том, что «Данные о родственниках (С.Д. Кодкина) принятыми мерами не установлены».
Из родственников в живых мог оставаться только сын Кодкина Александр, Александра и искали — для того, чтобы сообщить: его отец невиновен и посмертно реабилитирован. Искали — но не нашли. Потому что поиск был ограничен только городом Донецком. Из справки, адресованной начальнику кустового адресного бюро: «По сведениям областного адресного бюро гор. Донецка, А.С. Кодкин ПРОПИСАННЫМ НЕ ЗНАЧИТСЯ». И подпись.
Всё верно, «прописанным не значится»...
В те страшные тридцатые, если уж принималось решение: человека арестовать — в пределах СССР его искали везде. И находили. Но когда проходил процесс реабилитации, родственников погибших искали уже не так рьяно, поэтому и сына Кодкина — Александра Соломоновича, живого-невредимого, но проживающего в Алтайском крае, никто не нашел. Потому что по-настоящему и не искал. И до самой смерти Александр Кодкин так и не узнал о том, что с полувековым опозданием невиновность его отца была, наконец, признана...
Повествование о трагической судьбе раввина Сталинской (Донецкой) синагоги Соломона Даниловича Кодкина (см. «Нашу жизнь», № 23-25) мы завершаем рассказом о его прямых потомках. Найти их оказалось делом не простым. Да, мы предполагали, что скорее всего они проживают в г. Барнауле. Но по известному нам адресу мы их не обнаружили: после смерти сына раввина Александра Соломоновича Кодкина его дочь с сыновьями переехали на другую квартиру. По какому адресу — новые хозяева кодкинской квартиры нам сообщить отказались. Впрочем, мы на них не в обиде: время, сами знаете, какое. Поиск затрудняло то, что адресный стол Барнаула нам сообщил: в Барнауле Кодкины отсутствуют. Позже мы узнали: дочь сына раввина Кодкина, то есть его внучка, носит — по мужу — другую фамилию. Эта же фамилия и у ее сыновей.
В общем, потомков раввина Кодкина мы все же разыскали. А спустя месяц главный раввин Донбасса Пинхас Вышецкий получил из Сибири письмо. Сегодня с разрешения раввина мы его публикуем, сопровождая присланными фотографиями. До того, как мы вскрыли конверт, они нам были неизвестны. Уверены, что и для наших читателей они представят несомненный интерес. И последнее. Рядом с единственной сохранившейся фотографией Соломона Кодкина, погибшего от рук советских чекистов, публикуем единственную сохранившуюся фотографию его жены Елизаветы Абрамовны, сброшенной немецкими фашистами в шурф шахты «4-4-бис». Их сын чудом остался жив. Его дочь и внуки вспоминают...
ПИСЬМО ИЗ БАРНАУЛА:
«Уважаемый господин Вышецкий!
Огромное спасибо за присланные материалы о нашем прямом предке — Соломоне Даниловиче. Честно говоря, не только мы, правнуки, практически ничего не знали о нём, но и его внучка Кодкина Лилия Александровна обладала скудной информацией. Ваши материалы были для нас очень приятным откровением».
В имеющихся у нас семейных альбомах мы смогли из прародителей найти только крохотную фотографию жены Соломона Даниловича (соответственно, нашей бабушки/прабабушки), которая сопровождалась подписью ее сына Александра Соломоновича: «...моя мать — Кодкина Елизавета Абрамовна (родилась в 1888 г., погибла во время немецкой оккупации в декабре 1941 г. в Донецке). Больше, к сожалению, никаких воспоминаний, записей и др. информации нам найти о пра- Кодкиных не удалось.
Зато мы помним, знаем, любим и гордимся нашим дедом (чтобы не перескакивать от слов «дед-отец», пишем прежде всего от имени внуков — Косого Андрея Борисовича, 1970 г.р. и Косого Дениса Борисовича, 1979 г.р., но обязательно под чутким присмотром нашей мамы — Кодкиной Лилии Александровны) — Кодкиным Александром Соломоновичем.
Наш дедушка А.С. Кодкин (сын раввина Соломона Кодкина – ред.) родился 12 мая 1913г. О его детстве нам известно мало. Частичную информацию о его становлении в молодые годы Вы можете найти в статье «Одиссея врача Кодкина», которую мы высылаем. Дедушка был очень одарённым и образованным человеком. Он не только был доктором от Б-га, но и всесторонне развитым. Знал несколько языков, много читал, серьезно увлекался естествознанием, физикой и астрономией. Его лекции и выступления проходили с постоянным успехом. Хотя он был лектором и пропагандистом атеизма, он не только великолепно знал историю религии, но и мог свободно цитировать тексты из Талмуда и Библии. В годы войны был очень быстро ранен и эвакуирован в Алтайский край, где стоял у истоков развития здравоохранения в Чарышском районе (будучи глав. врачом ЦРБ).Там же познакомился с нашей бабушкой Кодкиной Татьяной Прокопьевной (1923 г.р.), которая там работала медсестрой. В 1943 г. родилась наша мама — Лилия Александровна.
Затем переезд в Барнаул, работа доктором в только что открытом Алтайском мединституте на кафедре Организации здравоохранения. Дедушка вёл обширную переписку с коллегами по всей территории бывшего СССР, защитил кандидатскую диссертацию. Александр Соломонович был основоположником развития на Алтае таких отраслей медицины, как урология и сексопатология. За свою жизнь не единожды награжден почётными грамотами, медалями и знаками почёта. В г. Рубцовске Алтайского края есть музей медицины Алтая, и Кодкину Александру Соломоновичу отведена отдельная и почётная рубрика.
Мы отправляем Вам набор фотографий, копии документов и некоторую другую информацию, которая, возможно, поможет составить впечатление о Кодкине А.С.
Дедушка скончался в декабре 1997 г., бабушка в феврале 2000 г. Наша мама — Кодкина Лилия Александровна — всю жизнь проработала на Барнаульском моторном заводе инженером-химиком, сейчас на пенсии.
Еще раз благодарим за интерес, проявленный к нашим родственникам, и выражаем Вам огромную человеческую благодарность за увековечивание в памяти и скрижалях истории наших прародителей.
С уважением, семья КОДКИНЫХ-КОСЫХ

Вячеслав Верховский
Впервые опубликовано на сайте http://www.judaica.kiev.ua/
Нравится Категория: История еврейской общины | Просмотров: 828 | Добавил: Liza | Теги: репрессии, Еврейская община Юзовки, синагога в Юзовке, Соломон Кодкин, Вячеслав Верховский, Сталино | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
Прочитал о равине-замечательный рассказ!!!Я,конечно,не помню ни имён ни фамилий тех людей,которые ходили на молебен к равину подпольно в конце 30-х годов прошлого столетия!!Но мой отец тоже был арестован в то же время,а с ним и все те кто ходил на эти молебны!!!Кто-то их выдад!Отца не было 11 месяцев!!!Как потом он нам сказал-его и некоторых других ,спасла профессия-заготовщик!!Они все эти 11 месяцев обшивали за кормёжку всю рать кагебешную!!!!Отец мой был прекрасным специалистом по пошиву сапог!!!Так что мне близка эта статья!

Имя *:
Email *:
Код *: