Большая наука В. Раввина - 27 Декабря 2012 - Юзовка-Сталино-Донецк: страницы еврейской истории
Приветствую Вас, Гость
Главная » 2012 » Декабрь » 27 » Большая наука В. Раввина
19:16
Большая наука В. Раввина

Имя Вульфа Раввина, к сожалению, известно лишь узкому кругу специалистов. Но заслуга его перед нашим краем, особенно перед шахтерами- огромна.
Ведь он изучал влияние угольной пыли на здоровье шахтров. На основании исследований профессора В. А. Раввина в законодательство был внесен пункт о денежной компенсации шахтерам заболеваемости антракозом. Сегодня мы помещаем ствтью об этом человеке, напечатанную четыре года назад в газете "Наша жизнь".
 
 
 
 
То, что для Донбасса он делал — ежедневно, из года в год — навсегда войдет в историю края. О выдающемся ученом Вульфе Раввине, исследователе антракоза и силикоза — актуальнейших проблем здравоохранения Донецкого угольного бассейна, основателе кафедры гистологии Донецкого мединститута вспоминают его ученики и ныне проживающая в США дочь Нелли Белинская.
 
Германовичи — Монпелье — Москва
Вульф Абрамович Раввин родился сто двадцать лет назад 5 февраля 1888 года в черте оседлости — еще один ребенок в многодетной семье учителя. Там, в местечке Германовичи Виленской губернии, он учился в хедере, и у того же ребе изучал русский язык. Отец Вульфа знал еврейские науки, хорошо владел ивритом, русским и немецким, читал по-французски, знал историю, географию, играл на скрипке.

 
В 1900-м Абрам Раввин в поисках заработка переехал в Лодзь. А Вульфа устроил в четырехклассное городское училище в г. Диене. В 1902-м он перевелся в аналогичное училище в Лодзи, и в 1905-м окончил его с отличием.
Экзамен на аттестат зрелости он держал в Варшаве. Мечтал стать инженером и готовился к поступлению в Варшавский политехнический, но накануне приема заявлений было объявлено, что евреи в этом, 1909-м, к экзаменам не допускаются. Ему предложили принять православие, но Вульф без колебаний отказался. А учиться не просто хотел — мечтал! И решил отправиться во Францию, которая тогда еще не так была заражена антисемитизмом. Он избрал медицину, так как в России получившему диплом за ру-бежом разрешали работать инженером только после сдачи спецэкзаменов. А выдержать их, как еврею...
Вульф умел говорить по-французски, в подлиннике читал Гюго и Шатобриана. Для учебы он выбрал г. Монпелье, где находился университет с семисотлетней историей. За 1 курс все экзамены он сдал успешно. Едва начался второй год обучения, материальная поддержка из дома прекратилась. Вульф Раввин не запаниковал – он стал гувернером у трех детей вдовы русского генерала, а еще давал уроки по физике студенту из Коста-Рики. С увлечением занимался анатомией и даже во время каникул ежедневно ходил на профессорские обходы в терапевтическую клинику, присутствовал на хирургических операциях...
Франция для Вульфа Раввина оборвалась в 1913-м: по настоятельной просьбе отца он срочно вернулся домой, где семья едва сводила концы с концами. Вульф быстро поставил семью на ноги: как студент иностранного вуза, он стал прилично зарабатывать частными уроками. Все бы хорошо, но началась Первая Мировая, и немецкие войска вошли в Лодзь. В конце 1914-го в Лодзи был организован рабочий университет, в котором студенты и интеллигенция бесплатно на идише преподавали и русский, и математику... Занятия шли в помещении Талмуд-Торы и собирали до шестисот человек. Среди педагогов — Вульф Раввин. В 1915-м в Лодзи начался голод. Раввин среди тех, кто преподает в школе для беспризорных детей, открытой на частной квартире. После занятий малышей кормили обедами...
Произошла октябрьская революция — и Вульф после долгих раздумий уехал в Советскую Россию. Так он оказался в Москве, где поступил в Московский университет на мединцинский факультет и на психологическое отделение философского.
В 1919 году на заведование кафедрой гистологии из Санкт-Петербурга прибыл профессор А. Г. Гурвич. Несмотря на то, что Вульф был студентом 3 курса, профессор Гурвич пригласил его в качестве ассистента. Будущий врач Раввин увлекся изучением митогенетических лучей, опубликовал две научные статьи. В 1925-м Вульф и его жена Рива (окончившая биофак того же университета) узнали: в Сталино открывается институт Раблида, и туда приглашаются научные работники...

 
Работа в Донбассе
Раблид располагался за городом возле металлургического завода в двух домах его бывшего коммерческого директора Бальфура. Тротуаров не было, грязь непролазная... Но несмотря ни на что, институт работал плодотворно. Исследовали условия труда в горячих цехах. Затем перешли к угольной промышленности. Молодой ученый стал заниматься проблемой пневмокониоза, как наиболее важной. Изучались обратимые изменения в легких шахтеров под воздействием угольной пыли, названные им антракозом, и необра-тимые, вызываемые пылью с примесью кремния — силикоз. Десятник ежедневно «отправлял» в забой подопытных кроликов — и так в течение двух лет. Затем кроликов выводили из шахты и в течение семи месяцев отслеживали освобождение их легких от пыли. Параллельно изучались легкие случайно погибших шахтеров с различным стажем работы. В течение многих лет Раввин целеустремленно и настойчиво исследовал морфологические аспекты пылевых заболеваний у шахтеров — актуальнейшей проблемы Донецкого угольного бассейна. По этому вопросу им было опубликовано 67 научных статей, а также глава «Антракоз» в многотомном руководстве по патологической анатомии.
В 1930-м году в Сталино открылся медицинский институт, и по просьбе зав. здравотдела Олимпиева В. Раввин организовал там кафедру гистологии. В течение ряда лет кафедра занимала одно из ведущих мест в институте.
В 1933-м В. Раввин — доцент кафедры в Институте патологии и гигиены труда. Интересная деталь: после окончания МГУ в Сталино приехал Иосиф Соломонович Гроссман, в будущем выдающийся писатель Василий Семенович Гроссман. По свидетель-ству одной из учениц Раввина, Василий Семенович, став химиком-ассистентом в том же институте, в Вульфе Раввине нашел друга и единомышленника.
Летом 1939-го В. Раввин защитил докторскую диссертацию, где доказал: антракоз обусловлен угольной пылью, а не минеральными примесями. Уже после защиты ему уда-лось выяснить, что введение сыворотки АЦС Богомольца значительно снижает накопление в легких угольной пыли. Результаты он планировал доложить академику Богомольцу 25 июня 1941 года ...
Война. Раввин — в эвакуации — зав. кафедрой гистологии Новосибирского мединститута.
 

 
 
После возвращения домой весной 44-го — снова зав. кафедрой в Донецком мединституте.
Кафедра вновь становится образцовой. Создается лаборатория для экспериментальной работы. На крысах при запылении их в специальных камерах в течение 4-5 лет и воз-действии на одну из групп препаратом, стимулирующим дыхание, была выявлена возможность выведения пыли из легких. Эти и другие данные дали основание считать, что открыт путь к профилактике антракоза, и надо внедрять ее в практику. Но внедрением не захотел заняться ни институт, ни облздравотдел, ни обком профсоюза рабочих угольной промышленности. Раввину шел 76-й год — и сил начинать борьбу за внедрение своего детища у него уже не было. Однако на основании исследований профессора В. А. Раввина в законодательство был внесен пункт о денежной компенсации шахтерам заболеваемости антракозом. Уже это одно было немаленькой победой!
Несмотря на большую занятость, В. А. Раввин находил время и для общественной деятельности, являясь организатором Донецкого научного общества анатомов, гистологов и эмбриологов и его бессменным в течение 13 лет (1953 — 1966) руководителем. Научными работами Вульфа Абрамовича интересовались в Англии, руководитель сектора исследований пневмокониоза углекопов в Южном Уэльсе на его имя выслал в Донецк ряд препаратов. Бальгери, директор института гигиены труда департаментов Севр и Па де Кале, приезжавший в Донецк, заявил, что работами Вульфа Раввина интересуются во Франции.
В 1977-м была завершена фундаментальная монография «Профессиональный антракоз». Вульф Раввин получил отличные рецензии, но издаться не смог, так как — о, советская действительность! — от него потребовали сменить фамилию на «более приемлемую». Но Вольф Абрамович решил остаться Раввиным! Еще одно предложение — «издаться под двумя фамилиями» — он также отклонил. Столь важная монография так и осталась неизданной.
 
Семья
Как только Вульфу Абрамовичу в 1936-м была предоставлена квартира, он забрал к себе родителей. Его отец к старости стал очень религиозным, соблюдал все еврейские традиции, пытаясь компенсировать недостаточную веру своих детей.
Вольф Раввин не только помог подготовить к самостоятельной жизни своих младших братьев и сестру, он, как мог, опекал и их детей. Два его брата — Соломон и Иосиф — преподавали в Минском университете филологию и математику. В 1937-м их арестовали и расстреляли как врагов народа. Старший брат Давид жил в Белостоке. Погиб с семьей в Варшавском гетто. Из большой семьи Раввинов остались младший Ефим и Эмма. Старшие дети Ефима, Соломона и Эммы воевали, также, как и Ефим...
 
 


Жена Вульфа Ревекка Соломоновна с 1920 года рука об руку прошла с ним нелегкую, но дружную жизнь. Ее отец умер до войны, а мать в годы фашистской оккупации закопали живой под Симферополем. Ее брата— главврача Ялтинского санатория —немцы расстреляли, как и всех в гетто.
Те, кто помнит дочь доктора Раввина Нелли Вулфовну по жизни в Донецке, утверждают: она была на редкость позитивным человеком, буквально излучала энергию и заряжала ею других. И не зря она выбрала себе такую специальность: здесь, в Донецке, она приняла роды у многих тысяч. И практически все были удачными.
Талантливым врачом, сосудистым хирургом, был и ее сын Виктор. После трехгодичной клинической ординатуры у профессора Амосова он поступил в Донецкую областную клиническую больницу и работал там долгие годы. Когда встал вопрос об отъезде, профессор Гусак отпускать его не хотел ни в какую! На что Белинский говорил: он вкладывает в больных всю душу. Но здесь, увы, выхаживать их нечем...
Бывший заведующий кафедрой гистологии Донецкого мединститута, доктор медицинских наук, профессор Раввин скончался скоропостижно, на 91-м году жизни. Из некролога, опубликованного в ленинградском журнале «Архив анатомии, гистологии и эмбриологии», №6— 1979 г.: «Мы знали его как человека, обладавшего очень ценными качествами: непоколебимой принципиальностью, нравственной чистотой, большим трудолюбием, добрым отношением к людям. Он прожил долгую и плодотворную жизнь, оставив большой след в науке...»
Благодарю близкую подругу Нелли Белинской Гаянэ Чижину за помощь в подготовке материала.

ИГОРЬ АНИСИМОВ

ЗАВЕТЫ ДЕДУШКИ ВУЛИ,
ПРОФЕССОРА РАВВИНА ВУЛЬФА АБРАМОВИЧА
1. Всегда думать о близких, никогда не забывать их.
2. Быть аккуратным во всем: в науке и личной жизни, следить за своим внешним видом.
3. Думать и следить за своим здоровьем.
4. Учиться жить и стареть, соразмерять желаемое и возможное.
5. Всегда быть корректным и вежливым в отношениях с людьми.
6. Уметь платить за зло добром, оставаясь верным своим принципам.
7. Учиться выделять во всем самое главное.
8. Быть целенаправленным, не распыляться.
9. Не может быть жалоб на нехватку времени, нужно просто работать и работать.
10. Надо найти себя и свое дело и посвятить этому всю жизнь.
11. Науку нельзя ставить превыше всего, ты не Эйнштейн и не Ландау и живешь среди людей. Никогда нельзя забывать об этом.
12. Необходимо быть гражданином и патриотом своей Родины, ценить и уважать русскую культуру.
13. Изучать и любить историю и культуру своего народа.
14. Стать культурным и образованным человеком.
15. Быть скромным, требовательным к себе и другим.
16. Жизнь человека продолжается в его детях, учениках и результатах его работ.
Это было написано Аликом, младшим внуком, приехавшим на каникулы из МГУ, в ночь смерти дедущки под впечатлением бесед с ним.
Нравится Категория: Знай наших | Просмотров: 576 | Добавил: Liza | Теги: медицина Донецка, Исследование силикоза и антракоза, Вольф Раввин | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: