ИСКАЛ ОТЦА — НАШЕЛ ДВУХ БРАТЬЕВ… - 9 Июня 2013 - Юзовка-Сталино-Донецк: страницы еврейской истории
Приветствую Вас, Гость
Главная » 2013 » Июнь » 9 » ИСКАЛ ОТЦА — НАШЕЛ ДВУХ БРАТЬЕВ…
11:04
ИСКАЛ ОТЦА — НАШЕЛ ДВУХ БРАТЬЕВ…

Подробности этой истории я узнала позднее из первых уст Вапентины и Вячеслава, когда познакомилась с семейством Райвичер на побережье Азовского моря в общинном семейном лагере. Свою неоценимую роль в воссоединении семьи сыграл интернет. Не существовали бы социальные сети, эта встреча никогда бы, скорее всего, не состоялась. 

Но сначала я прочитала статью об этой истории в газете "Наша жизнь". Привожу ее сегодня полностью.
На снимке: Валентина и Владислав.

То, о чем дончане Райвичеры — Владислав и Валентина — узнали в предпоследний декабрьский день прошлого, 2007-го, стало для них не просто полной неожиданностью — а настоящим потрясением, если не шоком! И боль, которая с годами поутихла, всколыхнулась. И боль — и неожиданная радость обретения. Отец Владислава Львовича, который считался без вести пропавшим на войне, оказалось, умер в Москве сравнительно недавно, и его прах — на Ваганьковском кладбище. И еще одна новость, настолько разволновавшая Владислава, что он лишился сна: у него — по отцу — есть два брата Борис и Григорий, о существовании которых он никогда не подозревал. Они есть, они живы! Можно представить, как они сами встретили известие о том, что в украинском Донецке живет их родной брат. Их встреча, первая в жизни, состоится в Москве в ближайшие дни…  


Мама Владислава Райвичера. Фармацевтическую школу в крымской Ялте Белла Исааковна Данилович закончила перед самой войной. Война. Белла уходит на фронт. В Крыму остаются ее родители Полина и Исаак и две сестры Сарра и Мэра. Белла — фармацевт, младший лейтенант медицинской службы. Место службы: 170-й полевой хирургический госпиталь 51-й армии Южного фронта. Там же, на фронте, она знакомится с медиком из Харькова Львом Райвичером. 

В июне 43-м Беллу «списывают»: скоро ей рожать. И она направляется в Дагестан, по месту эвакуации родителей. Единственное, что у нее остается от Льва — его фронтовая фотография. Через месяц в Махачкале рождается мальчик. 


Семья Данилович

Со Львом Райвичером Белла Данилович больше не увидится никогда. И новой семьи у нее уже не будет никогда. «Владислав, почему?» — «Кто сейчас может сказать?». 

После войны она пыталась его найти. Уже поселившись в Донецке, где жили ее близкие родственники, она рассылает десятки запросов. И всякий раз получает, будто написанное под копирку: «Пропал… Пропал… Пропал без вести». Где пропал? Когда? Может быть, он жив? Ответа не было. 


Были ли родители расписаны? — их сын не знает. Однако помнит, что в новом военном билете его матери, обменянном в пятидесятом, стоит отметка, что она вдова. Как бы там ни было, Владислав был записан под отцовской фамилией.   

В послевоенные годы Белла Данилович работала в аптеке при ОЦКБ. Здесь же, прямо на территории областной клинической больницы в одной из комнат старого дома, и жила.


Владислав с матерью, Бэллой Данилович

Своего Льва, без вести пропавшего, она будет искать до последних дней. В последний год ее жизни, в 67-м, когда ей стало плохо, ну, совсем, из Дагестана, где ее родня со времени эвакуации осела, приехали мама и Мэра. Увозили Беллу на носилках, со «Скорой». Она уйдет из жизни в Махачкале, на руках у единственного сына, после тяжелой болезни — онкология — в возрасте 46-и. Двадцатичетырехлетний Владислав останется совершенно один, без матери и отца. Отца, которого он никогда не видел.   


Свидетельство. Когда Владислав Львович Райвичер и его супруга Валентина Абрамовна решили посетить Израиль, возникла нешуточная проблема: у Владислава свидетельство о рождении оказалось утерянным. И тогда в Махачкалу, в госархив Дагестана из Донецка была дана телеграмма-запрос: просим выслать копию свидетельства… Подходило время отпуска, их израильские родственники готовились к приему, а ответ из Дагестана всё не шел. И тогда Валентина, понимая, что на Дагестан надежды уже нет, со всеми бумагами, кроме, разумеется, свидетельства, прибыла в израильское посольство. И, представьте, визу им открыли…  

В Израиле семья Райвичер провела целый месяц: объездили всю страну, посетили многочисленных родственников…

Через три месяца после возвращения в Донецк — из Дагестана, наконец, пришел ответ. Валентина: «Да, нам прислали копию свидетельства. Но ее ж показывать нельзя! У отца фамилия «Райвичер». А они нам напечатали: «Райвечир». Как говорится, почувствуйте разницу! Дальше. По паспорту Владислав родился 30 июля. А они сообщают: 4 августа. Как такое может быть? Наверное, думаю я, 4-го его зарегистрировали. Одним словом, это Дагестан». Валентина красной ручкой исправляет диковинную копию, шлет ее обратно в Дагестан. И подробно поясняет, что и как. Ответ пришел опять не шибко быстро: Дагестан им выслал тоже самое. И Валентина понимает: как же хорошо, что махачкалинский архив работает так медленно. Если бы с таким свидетельством она явилась в посольство, ее наверняка бы завернули…


Валентина стала группой «Поиск»: «Почти вся моя родня уже в Израиле. Все дагестанские родные Владислава — тоже. И все ж зовут: приезжайте, ну, хотя бы в гости! И я подумала: рано или поздно мы соберемся — и что? И снова с документами проблема. Нужно сделать раз и навсегда! И я — поверьте, что это непросто — поднимаю документы, по которым мама моего мужа Белла Данилович получала на Владислава пенсию, за погибшего отца. И вот, в этом пенсионном деле, я нахожу: «Райвичер Лев Моисеевич, уроженец Харькова, пропал без вести в декабре 44-го». И мы — мой муж и я — теряясь в догадках, мучительно думали: в то время военные действия были уже не на территории Союза. Выходит: или Лев Райвичер погиб на территории одной из европейских стран, или, в жизни случается всякое, он там остался. И его не нашли. В общем, мы не знали ничего»…

В пенсионном фонде Райвичерам посочувствовали и дали адрес Центрального архива Министерства обороны СССР. И Валентина в тот же день им написала: г. Подольск, Московская область, ответьте! Столько лет прошло, за эти годы, может быть, хоть что-то прояснилось? «Пропал без вести»… 



30 декабря 2007 г. Когда Райвичеров пригласили в гости их близкие родственники и друзья Любовь и Виктор Эпштейны, могли ли они, Владислав и Валентина, знать, что этот день запомнят навсегда?! Валентина: «Вообще то в гости — это хорошо. Да и живем мы рядом. А я еще, помню, подумала: идти — не идти? Я ведь только из больницы. А потом решила: всё, пойдем, хоть среди людей побудем, хоть развеемся».

Развеялись. 

В общем, они пришли, стали общаться, обедать. И тут Женя, один из сыновей Эпштейнов, возьми да и скажи: вот, сейчас есть в интернете сайт, где люди ищут друг друга. А надо сказать, что фамилию «Райвичер» донецкие Райвичеры не встречали нигде и никогда. Разве что однажды, в каком-то романе. 

Пару лет назад Райвичеры заходили на сайт программы «Жди меня». Но, увы, там никто их не ждал. 

И вот 30-го… Женя Эпштейн вышел на сайт «Одноклассники» и вдруг говорит: «Есть один такой, Райвичер Миша, и ему пятнадцать лет. Живет в Москве».


Миша Райвичер

На донецких Райвичеров это произвело сильное впечатление. Фамилия такая, в общем, редкая. И тут же Женя Михаилу шлет запрос: «Владислав Львович Райвичер разыскивает родственников отца Райвичера Льва Моисеевича, уроженца г. Харькова, 1921 года рождения, пропавшего без вести…». 

Донецким Райвичерам Женя позвонил уже на следующий день: Москва ответила! Ответ пришел от того самого Миши: «Лев Моисеевич Райвичер, уроженец Бердичева, был моим дедушкой, он умер в 1998-м». Но причем здесь Бердичев? Если он родом из Харькова! Оказалось, в Харькове Лев Райвичер только учился и оттуда же призвался на войну.

Донецкие Райвичеры не спали: может, это просто совпадение?! 

Решили связаться с Москвой. Нашли телефон, позвонили. Там, оказалось, проживают: Григорий Львович Райвичер, 53 года рождения, его супруга Наталья Николаевна Павленкова и их дети дочка Яна и тот самый Михаил.

Григорий Райвичер, еще до конца не веря в происходящее, сообщил, что у него остался военный билет отца. Из Донецка попросили: «Вы откройте!». Очевидные совпадения! Валентина: «А кем был ваш отец?!» — «Военврачом». Валентина не выдержала, и просто крикнула в трубку: «Б-же, так неужели мы говорим об одном и том же человеке?!». 

Московские Райвичеры: «У нас хранится военная фотография, на которой Лев Райвичер!». Донецкие Райвичеры им вторят: «И у нас!». Когда по интернету фотоснимки сличают — отпадают последние сомнения! 


Не укладывается в голове, — говорит, волнуясь, Владислав, — что мы нашлись! Родные братья! Но, оказалось, есть еще и третий, Борис, 48 года рождения, ныне он проживает в Швейцарии». Так, Владислав Райвичер, совсем недавно потеряв отца, обрел сразу двух родных братьев.    


Встреча в День Победы. Валентина Абрамовна Райвичер, жена Владислава, взявшая поисковую инициативу в свои руки, спешит: они готовятся к отъезду. 9 Мая в Москве состоится безо всяких шуток историческая встреча: родные братья встретятся впервые в жизни, посетят могилу отца, который, скорей всего, тоже искал свою любимую и ребенка, который тогда, в далеком 43-м, должен был вскоре родиться…


Воссоединенная семья. Сидят: Владислав, Григорий, Валентина Райвичеры

Уже известно: Лев Райвичер сразу же после войны жил в Киеве, потом его забросило на Дальний Восток, потом — в Тбилиси. И надо же какое совпадение?! Именно тогда, когда он проживал в Тбилиси, там же отдыхали и его сын Владислав с женой Валентиной. И, может, даже были рядом с его домом. «Ах, если б знать!» — вздыхает Валентина Абрамовна. И корит себя, корит за то, что так поздно начала искать…

Записал Вячеслав Верховский

Нравится Категория: Семейный альбом | Просмотров: 778 | Добавил: Liza | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: