ХОЛОКОСТ В ДОНЕЦКЕ. КАК ЭТО БЫЛО. Часть 2. Тезисы Эйхмана - 3 Апреля 2016 - Юзовка-Сталино-Донецк: страницы еврейской истории
Приветствую Вас, Гость
Главная » 2016 » Апрель » 3 » ХОЛОКОСТ В ДОНЕЦКЕ. КАК ЭТО БЫЛО. Часть 2. Тезисы Эйхмана
20:16
ХОЛОКОСТ В ДОНЕЦКЕ. КАК ЭТО БЫЛО. Часть 2. Тезисы Эйхмана

Продолжаем разговаривать о таком скользком вопросе, как Холокост на территории современного Донецка во время Великой Отечественной войны. Сегодня публикуется вторая часть исследования. (Вообще-то, деление на части весьма условно, т.к. текст представляет собой одно целое, но не соответствует требованиям ЖЖ по кол-ву символов в одном посте).

На этот раз мы поговорим о том, какие «прелести» принес новый порядок еврейскому населению Сталино. Как обычно, исправим парочку устоявшихся исторических ляпов, и тыкнем пальцем в один очень неприятный для еврейской диаспоры факт. А вот чего точно не будет, так это иллюстраций.



Еврейская община

Полная оккупация территории современного Донецка произошла 21 октября 1941года силами 49 горного корпуса 1-й танковой армии Клейста. В тылу этой армии действовала зондеркоманда 10-а из айнзатцгруппы  D. Именно её форкоманда прибыла в Сталино 27 октября. Данное подразделение почти не оставило следов своего нахождения  в нашем городе, кроме того факта, что для дислокации выбрало гостиницу «Донбасс».
                                                           
Впрочем, и без сторонней помощи фельджандармерия 1-й горной дивизии знала, что делать с евреями в новозахваченном городе.  На это имелись конкретные инструкции Адольфа Эйхмана – организатора и куратора окончательного решения еврейского вопроса. Да и опыт у горных стрелков уже имелся  – именно 49-й горный корпус  занимался налаживанием военной администрации в оккупированном Львове, и именно с его попустительства там произошел знаменитый еврейский погром.

Согласно инструкции, сразу после вступления в населенный пункт, и организации там комендатуры, надлежало выявить наиболее видных представителей местного еврейства, включая раввина, общим числом не более 24 человек. Из этих людей формировался совет старейшин, который собственными силами должен был составить список проживающих в городе евреев, и через который немецкие власти воплощали свои приказы. Целью создания еврейской общины декларировалась эвакуация в тыловые районы.

Что из себя представляла эта эвакуация, мы прекрасно знаем, а вот тот факт, что немцы предоставили евреям изуверское право поучаствовать в геноциде собственного народа, стараются лишний раз не афишировать. Дело в том, что национальность у иудеев передается по материнской линии, а не по отцовской, как в светском государстве. За время существования СССР в смешанных браках родилось большое количество детей, которые и не подозревали, что согласно Галахе, еврейскому своду законов, регламентирующему религиозную, семейную и гражданскую жизнь, они являются евреями. Сколько сотен этих отпрысков еврейских матерей, считавших себя русскими, украинцами или узбеками были обречены на смерть советом старейшин, остается только гадать.

Еврейская община Сталино является одной из самых загадочных тем, о которой говорят с большой неохотой. Нет ни списка совета старейшин, ни точной даты его создания. Известно, что председателем еврейской общины был человек по фамилии Форер, но кто он – предстоит еще установить. Что касается времени создания, то, несмотря на называемую дату «начало ноября», есть свидетельские показания, что на восьмой день после прихода немцев, евреи, уже с нарукавными повязками, привлекались к работам по извлечению трупов в городской тюрьме, т.е. община к этому моменту, как минимум, начала формироваться.

Помимо списков, предоставляемых советом старейшин, шла параллельная работа по выявлению неучтенных евреев. Для этого вывешивались объявления об их обязательной регистрации. Домоуправления обязывали составлять списки жильцов еврейской национальности, а дворников – сообщать о появлении новых неизвестных квартирантов. С этой же целью, через несколько дней после оккупации была проведена перепись всего городского населения. Многие евреи из тех, что приехали в город недавно, саботировали немецкий призыв, некоторые уклонились и от переписи, а кое-кто  смог выправить себе документы на другую национальность.

Полиция безопасности и СД города Сталино прекрасно осознавала, что даже после официального признания города «свободным от евреев», какая-то их часть смогла избежать уничтожения, поэтому работы по выявлению иудеев не прекращались до самого освобождения. За сокрытие своей национальности, или укрытие у себя евреев, грозила неминуемая смертная кара, но не смотря на это находились люди, прятавшие евреев всю войну.

«Желтая звезда Давида»

Согласно все той же инструкции Эйхмана, сразу после создания еврейской общины, все её члены должны были одеть специальный, хорошо заметный опознавательный знак. Его форма и вид не регламентировались, и определялись местной комендатурой. Исследователи, слабо владеющие вопросом, говорят, что донецкие евреи носили желтую звезду, что в корне неверно.

Еще со Львова, комендатуры 49 горного корпуса установили для евреев опознавательный знак в виде белой нарукавной повязки с вышитой, или нарисованной по контуру звездой Давида. Цвет звезды мог быть или синий, или черный. Носить повязку обязывали всех, независимо от возраста, на правой руке выше локтя.

Появление на улице без повязки строго каралось, за этим следила вспомогательная полиция и совет старейшин. Поначалу, некоторые пытались хитрить, подворачивая повязку, так вроде она сама скаталась, но после нескольких жестоких избиений полицейскими от этой затеи отказались.

Гетто, которого нету

Следующим пунктом в инструкции Эйхмана значилось выселение евреев на обособленную территорию, для максимального ограничения их контакта с другим населением, но этот пункт игнорировался до самого марта 1942 года. Возможно, причиной послужило то, что местные евреи и так проживали достаточно компактно в центре города Сталино.

Если глянуть на перепись 1939 года, то распределение евреев по районам города выглядит следующим образом:

Калининский район – 11446 чел.
Центрально-городской район – 8416 чел.
Сталино-заводской – 2074 чел.
Кировский район – 788 чел.
Станция Сталино – 698 чел.
Поселок Ветка – 490 чел.
Куйбышевский район – 422 чел.
Буденовский район – 398 чел.
Петровский район – 259 чел.

Калининский район в те годы включал в себя часть современного Ворошиловского района и бывшие поселки Рыковского рудника, но так исторически сложилось, что на левом берегу Кальмиуса процент еврейского населения был крайне низок. Евреи начали селиться здесь только после революции 1917 года. Больше всего евреев жило в самом центре Донецка – от завода до проспекта Мира, между балкой Скоморошиной и Кальмиусом. Недаром Куприн в свое время обозвал Юзовку «полужидовским местечком».

Истины ради, надо заметит, что ряд местных жителей, переживших оккупацию, и некоторые историки, утверждают, что гетто было создано в декабре 1941 года, но оказалось слишком мало, что бы вместить всех евреев. Никаких документальных свидетельств на этот счет не существует, или пока не найдено.

Люди второго сорта.

Еще совсем недавно, в статьях о холокосте обязательным пунктом разбиралась причина, по которой часть евреев не пожелала покинуть город. В свете последних событий, когда на Донбассе опять громыхает война, подобные рассуждения кажутся абсурдными. Как и сейчас, так и тогда, мирное население было брошено властями на произвол судьбы. Если ты являлся партийным работником, технической интеллигенцией, ценным специалистом, и т.д. – у тебя была возможность попасть в эшелон и вывезти семью. Если ты был простой еврей-парикмахер – властям было откровенно плевать на твою участь. Больные и старики заведомо обрекались на оккупацию. У детей еще был шанс, если они являлись учащимися ФЗО и ремесленных училищ.

Надо ли говорить, что абсолютное большинство граждан СССР того времени жило у черты бедности? Далеко не все могли себе позволить все бросить и ухать в незнакомую местность без денег, без гарантированной работы и без жилья. Многие остались, из-за невозможности вывести родных.

Не стоит сбрасывать со счетов и такую избитую причину, как восприятие немцев культурной нацией. Поверить в то, что за 20 лет, со времен оккупации 1918 года, немецкий народ превратился в зверей, убивающих просто за цвет волос, глаз и форму черепа, очень трудно даже сегодня, зная, что именно так все и было. А тогда? Многие не верили заметкам в прессе о зверствах врага – считали их коммунистической пропагандой. Рассказы беженцев тоже не воспринимались серьезно. Была вера, что врага остановят (эвакуация города Сталино началась только 9 октября), что до нас он не дойдет. Все, кто имел информацию по правительственным каналам, постарались покинуть город всеми возможными способами, иногда захватывая для этого машины скорой помощи, и бросая вверенные предприятия.

Но были и такие, кто оставался намеренно. Описывая холокост в Донецке, авторы очень любят рассказывать про доктора Кауфмана, убеждавшего всех, в культурности немцев. Существует и менее известная версия тех событий, по которой Кауфман остался в Сталино в надежде вернуть отобранное советской властью имущество. Что в рядах городской делегации встречал захватчиков хлебом-солью, но после посещения немецкой комендатуры был выпорот плетьми, а в последствии помещен на Белый Карьер и уничтожен.

Почти сразу после захвата города, немцы ясно дали понять, что евреи объявляются гражданами второго сорта. По городу были развешены объявления, ущемляющие их гражданские, имущественные и личностные права. Накладываемые ограничения, за немногими исключениями, являлись стандартными, одинаковыми для всех оккупируемых восточных территорий.

Евреям запрещалось:

- Занятие руководящих, врачебных, преподавательских и др. должностей, кроме особо ценных специалистов;
- Свободное перемещение по городу и покидание его территории;
- Пользование общественным транспортом;
- Передвижение по тротуарам;
- Общение или просто приветствие лица другой национальности;
- Посещение рынков и магазинов в часы, не обозначенные особым распоряжением комендатуры, а впоследствии, евреям вообще была запрещена торговля и натуральный обмен;
- Пользование общественными водными колонками в присутствии других граждан;
- Вступление в смешанные браки;
- Рождение детей;
- Медицинское обслуживание;
- Проведение религиозных служб и обрядов по еврейским канонам (обрезание, похороны, кошерный забой скота и т.д.)
- Обращение в комендатуру или полицию, по каким либо вопросам, даже в случае грабежа или убийства;
- и др.

В отличие от прочего населения, имущество евреев признавалось собственностью рейха. Конечно, о неприкосновенности нажитого добра в период оккупации можно говорить лишь условно, но только евреев грабили централизовано, под непосредственным контролем оперативных команд СД и полиции безопасности. Они облагались различными дополнительными штрафами и взысканиями. При расквартировании воинских частей, местное население из жилья не изгонялось – фашисты занимали одну-две комнаты. Евреи же выселялись на улицу, без права забора имущества.

Широко практиковалось привлечение еврейской общины к выполнению принудительных работ. Чаще всего, для разборки завалов, чистки тротуаров от снега и льда, уборки общественных зданий, строительству оборонительных рубежей и т.д. Были и менее «приятные» наряды. Так евреи раскапывали и обмывали трупы расстрелянных НКВД мирных граждан, чистили уличные уборные, а чуть позже рыли рвы для массовых расстрелов, и разгружали в ствол шахты 4-4 бис трупы из «душегубки». В последних двух случая, евреи уничтожались по выполнению работ.

До весны 1942 года в Сталино не существовало централизованного снабжения продуктами. Карточки не выдавались и не отоваривались. Человек мог рассчитывать только на паек, получаемый за работу. Тех, кого привлекали к принудительным работам, кормили, как минимум один раз в день. Всех, кроме евреев. Евреев не кормили вообще, а когда ввели продуктовые карточки, единственное на что они могли рассчитывать – 200 грамм рассыпающегося хлеба из горелого зерна.

Одновременно со всем этим шла широкая антисемитская пропаганда, делавшая упор на то, что еврейское население являлось наиболее обласканным советской властью, в ущерб других народностей. Евреи и партийная номенклатура прямо отождествлялись; указывалось, что евреи проникли во все сферы культуры, образования и медицины. Делались заявления  о всемирном сионистском заговоре. Местное население призывалось к борьбе с иудейским засильем, угрожая при этом расстрелом за укрывание и помощь  евреям.

Как жители Сталино реагировали на эту пропаганду? Очень по-разному. Молодежь, воспитанная в духе интернационализма, её неприемлила. Среди тех, кто постарше, были и те, кто легко склонился в антисемитизм, и те, кто спасали евреев, подвергая опасности свои семьи. Торговцы на рынке могли потребовать от еврея повышенной платы, или вообще ничего не продать, а полуголодное местное население могло отдать последнюю тарелку мамалыги. До прямых погромов, как во Львове, дело не доходило. Большинство явной ненависти к евреям не высказывало, стараясь вести себя в русле новых приказов, но без особого усердия. Характерным можно назвать описываемый очевидцем случай, когда новые владельцы дома, прогнали прежнего хозяина-еврея, попавшего в окружение, и вернувшегося домой, но полицаям его не выдали.

А.Ю.Кашкаха


 Продолжение следует

Нравится Категория: Горькие дни войны | Просмотров: 203 | Добавил: Liza | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: