Приветствую Вас, Гость
Главная » 2013 » Ноябрь » 14 » Солдаты слова. Петр Гамарник.
00:19
Солдаты слова. Петр Гамарник.

В Донецке дважды издавалась книга "Солдаты слова", посвященная  журналистам-участникам войны. Об истории издания этой книги мы расскажем в другой раз. Сегодня же мы публикуем фрагмент этой книги о Петре Гамарнике - солдате слова, которому в этом году исполнилось бы 100 лет.

ОТ СТАЛИНГРАДА   ДО БЕРЛИНА     

      Гамарник Петр Харитонович родился 13 февраля 1913 г. в г. Херсоне, еврей. Отец был рабочим-сапожником у частных хозяев. После революции трудился на фабриках, а в 1922 г. командирован в Юзовку для организации обувной фабрики. Вместе с отцом переехала и семья.

В 1930 г. окончил семилетку и поступил в ФЗУ металлургического завода. После фабзавуча Петр Гамарник с Февраля 1933 г. в ре­дакции газеты "Комсо­молец Донбасса" —  литсотрудником и заве­дующим    отделами:  школ и вузов, рабочей молодежи, комсомоль­ской жизни. В 1939 г. приглашен собкором республиканской газеты "Сталинское племя" по Ста­ниславской области. В феврале 1940 г. возвратился в Сталино и работал литсотрудником партийного, угольного отделов редакции газеты "Социалистичес­кий Донбасс", исполнял обязанности заведующего промышленно-транспортным отделом.

С июня 1941 г. — в Действующей армии: был секретарем редакции дивизионной газеты 297-й стрелковой дивизии 21-й армии, инструктором по информации политотдела 21-й армии, спецкоррес­пондентом газеты Сталинградского, Донского, Цен­трального, I Украинского фронтов "Красная Армия* ("Советская Армия" с февраля 1946 г.). После вой­ны газета стала органом командования группы со­ветских войск в Германии. В сентябре 1948 г. пере­веден в Белорусский военный округ и назначен за­местителем редактора дивизионной газеты. После­днее воинское звание — майор.

Демобилизован в апреле 1949 г. Вернулся в Сталино. Работал инженером по труду треста "Донбассдорстрой", а с февраля 1950 г. по 10 августа 1953 г. — литсотрудником газеты Южно-Донецкой железной дороги — "Магистраль угля".

 Награжден орденами Красной Звезды и Отече­ственной войны II степени, медалями "За отвагу", "За оборону Сталинграда", "За освобождение Варша­вы", "За взятие Берлина", "За победу над Германи­ей" и др.

Умер в 1990 году.

Здравствуй, друг!

Не знаю, как обычно в эту пору выглядит Беловежская пуща. Но тогда этим густым лесом владела благостная тишина, наступившая сразу после завершающего залпа операции "Багратион". До отвыкшего от покоя слуха доносился легкий шелест листвы, возня неведомого зверья в кустарнике да безудержное щебетанье пичуг. Наверное, потому так звучно донеслось из лесной чащи мерное постукивание движка. И мы с коноводом, свернув с дороги, пошли в направлении этих нелесных звуков. На краю польского хутора в первой же хате встретились с работниками редакции армейской газеты, которой и принадлежала походная типография с передвижной электростанцией Первый же вопрос фронтовика, изголодавшегося по своим, - о земляках:

- Есть ли кто из Донбасса?

- Имеется, из Горловки. - И представился: - Диденко- Черный.

Разговор наш не склеился - мы не были знакомы, зато услышал от него родную мне фамилию:

-Тут где-то Гамарник Петя из фронтовой редакции ищет конников, может, знаете?..

Думаю, каждый поймет волнение, бесконечную радость от предчувствия встречи с другом на войне. Ведь именно с ним в июне сорок первого мы побывали в недельной командировке на Константиновском металлургическом заводе и передали оттуда серию писем в газету. Они пошли несколькими "подвалами" и оказались последним нашим "штатским" материалом, напечатанным в родной газете "Социалистический Донбасс".

И вот обнялись на фронте через три с половиной года. Это была первая встреча с другом - земляком, "однополчанином" по редакционному коллективу. Петру повезло - он ни на день не расставался с журналистикой и представлял тогда "Красную армию" – газету Первого Белорусского фронта. Наслышанный о кавалеристах нового поколения, обеспечивших успех в разгроме немецких войск в Белоруссии, он приехал на поиск наследников лучших традиций конников периода гражданской войны. Естественно, никакого 2-го кавалерийского корпуса, с адресом которого он отправился в командировку, не стал больше искать, а прислушался к предложению и направился к нам, в четвертый Кубанский казачий кавалерийский корпус - один из тех, что входил в состав Конно-механизированной группы прославившегося генерала Иссы Александровича Плиева. И не пожалел. Плиев, храбрый командир, сторонник быстрого и внезапного маневра, как бы передавал горячий характер осетина действиям дивизий всего соединения, которым командовал.

Беспримерный рейд Конно-механизированной группы длился 38 дней и ночей. За это время позади остались 1050 километров, пройденных с боями по лесной чаще и болотам. Конники одолели тогда на своем пути 32 большие и малые речки. За месяц с небольшим пять салютов в честь побед кавалерии Плиева. Пришли и награды за подвиг: корпусу вручили тогда четвертый по счету орден. Четыре таких же ордена - Ленина, Красного Знамени, Суворова и Кутузова - украсили и знамя нашей 30-й кавалерийской дивизии.

К чему я обо всем этом? Чтобы подбодрить друга: было о чем рассказать читателю. После нескольких дней работы мы положили на редакционную машинку стопку исписанной бумаги и отправились кто куда: Петр Гамарник - в новую фронтовую командировку, я - в свою дивизию. Там ждала новость, привычная кавалеристам: сдать позиции пехоте, самим начать погрузку в эшелоны. В пути стало ясно: нас направляли из Белоруссии на юг, где начиналась Ясско-Кишиневская наступательная операция.

Мы покидали 1-й Белорусский фронт, а во всем корпусе ни одна живая душа еще не видела фронтовой газеты с нашими репортажами о белорусском рейде. Не успел подержать в руках те газетные номера с собственным опусом и я. Честно говоря, моя весьма кратковременная случайная литературная работа в суматохе перебазирования с одного участка войны на другой, затем - форсированных маршей по Молдавии, горной Румынии, через Трансильванию довольно скоро и напрочь была мною забыта. А вспомнилась уже после Победы, лет двадцать спустя, когда вновь встретились с Петром Гамарником в родном Донецке у него на квартире. Рассматривал его библиотеку, где несколько полок занимали личные архивы хозяина. Глядя на стопки пожелтевших от времени газет, Петя спросил:

- А газету с нашим репортажем видел?

- Встречи с твоей "Красной Армией" не имел - тогда нас очень быстро угнали из Белоруссии…

- Значит, обрадую, в трех номерах напечатали.

Но среди подшивок, в беспорядке растыканных по полкам, те номера отыскать не удалось, и встретился я с ними уже накануне 40-летия Победы. И то по требованию однополчан, которым как-то рассказал о единственном за всю войну своем литературном опыте.

Счастливая мысль привела меня в богатейшую справочную редакцию ТАСС - Телеграфного агентства, которое с целым отделением журналистов представлял многие годы в Донецке. Не найдя нужное издание, обратился через ТАСС в библиотеку имени Ленина. Так десятилетия спустя я впервые прочитал репортаж "Казачий рейд" - о подвигах друзей, с которыми прошел почти всю Великую Отечественную.

 

Борис Герценов

Нравится Категория: Знай наших | Просмотров: 497 | Добавил: Liza | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 3
2  
Сегодня отозвался кто-то из внуков Петра Гамарника:"Это мой дедушка. Большое спасибо за статью о нем, очень приятно."
Я по ошибке удалила комментарий.
Извините, пожалуйста

3  
Ничего страшного, а вы не подскажите где можно купить эту книгу?

1  
Я был знаком с Петром Харитоновичем лично. Хороший был человек. Его младший сын, Юра, был моим лудшим другом и я частенько бывал у них дома.

Имя *:
Email *:
Код *: