Г. СЕВАСТЬЯНОВ. МОИ ВОСПОМИНАНИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ. ЧАСТЬ 3 - 27 Июня 2012 - Юзовка-Сталино-Донецк: страницы еврейской истории
Приветствую Вас, Гость
Главная » 2012 » Июнь » 27 » Г. СЕВАСТЬЯНОВ. МОИ ВОСПОМИНАНИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ. ЧАСТЬ 3
16:18
Г. СЕВАСТЬЯНОВ. МОИ ВОСПОМИНАНИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ. ЧАСТЬ 3
Школьные годы
В то время в городе была школа на еврейском языке обучения, и родителям очень хотелось, чтобы я поступил учиться в эту школу. Папа начал меня подготавливать для поступления в эту школу, и стал обучать азбуке и чтению на еврейском языке. Но появились слухи о предстоящем закрытии этой школы, поэтому меня записали в русскую неполную среднюю школу, которая находилась недалеко от нашего дома. Помню, школа располагалась в двухэтажном кирпичном здании, когда-то специально построенном для учебного заведения. Поэтому классы были уютные и светлые.
Перед самым началом первого в моей жизни учебного года, произошел несчастный случай: меня покусала наша собака по кличке Кудло, да так, что левое ухо повисло на его узкой полоске кожи. Но главная беда была в том, что оказались свернутыми два шейных позвонка и один спинной. Я лишился возможности поворачивать голову, которая неподвижно зафиксировалась в одном положении очень странным образом. Рваную рану уха врачи вылечили, а позвонки предлагали прооперировать, на что мои родители согласия не дали.
Когда я стал ходить в школу, дети дразнили меня кривовязым, что заканчивалось кровавой потасовкой, поскольку я, естественно, давал отпор, не прощая обиды.
Время шло, ситуация усугублялась и я наотрез стал отказываться ходить в школу.
Случайно маме посоветовали обратиться со мной к костоправу-практику. В то время такой промысел был запрещен, но нашлись люди, которые дали рекомендацию.
Этот талантливый человек, по специальности ветеринарный врач, с первого же посещения установил диагноз визуальным осмотром и за два сеанса все поставил на свои места. Голова приняла прежнее, естественное положение, как это в свое время было сотворено Богом.
Облик этого волшебника, Федина Петра Ивановича, я запомнил в наилучших чертах: прежде всего как очень симпатичного, убеленного сединой, излучающего благородство и уверенность, пожилого человека и, во-вторых, как блестящего специалиста. Впечатление об этом замечательном человеке способствовало еще более укрепиться в памяти тем, что мне придется к нему еще раз обратиться за помощью несколько лет спустя. Но об этом мне придется рассказать немного позже. Таким образом, война с моими сверстниками в школе на этой почве была закончена.
Этим событием, как бы было положено начало испытания на мою жизненную прочность и выживание длительного экзамена, в котором периодически будут обозначены мне все новые, более сложные задачи на протяжении всей жизни.
Еще свежи были в памяти последствия моих некорректных взаимоотношений с дворовой собакой, как судьбе было угодно, чтобы я отличился еще один раз. Когда мне исполнилось одиннадцать лет, мальчик с нашего двора выстрелом с рогатки, попал мне в глаз. В рогатку был вложен металлический шарик, поэтому удар был очень болезненным, и имел тяжелые последствия для моего здоровья. Травматическая катаракта хрусталика левого глаза повлекла значительное снижение уровня зрения. Забегая вперед, думается, что это явление, быть может, сыграет определенную судьбоносную роль в моей жизни во время Великой Отечественной войны.
Хочется подчеркнуть, что в нашей семье в этом отрезке времени не все было столь мрачно, все же были и радостные события.
В июле 1931 года у нас семья пополнилась, поскольку мама родила мне сестричку, которую назвали Голдой (что в переводе ― золотая). Имя ей дали в честь маминой мамы. Характерно отметить, что произношение подлинно еврейского имени в среде коренного населения в то время у многих сверстников вызывало насмешки и у некоторых взрослых также иронические реплики и ехидные улыбки. Это раздражало нас и выводило из равновесия. Во избежание этой унизительной ситуации, евреи стали себя называть русскими именами, несмотря на то, что в метрической выписке были записаны подлинно еврейские. Таким образом, я вместо Гирша стал именоваться Гришей, то же произошло и с моим братом и сестрами. Эта неприятная ситуация возникла еще до войны и стала возможной в результате не только проявлений бытового антисемитизма, но и начала государственного антисемитизма. Он получил большое развитие во время второй Мировой войны, и особенно, после войны в последние годы жизни диктатора Сталина. Однако следует признать, что не все стали менять свои имена, оставив их родословное произношение до конца жизни, но таких людей было явное меньшинство. Видимо, эти люди были более принципиальны, поэтому заслуживают уважения относительно к тому времени. Честно говоря, во времена моего детства, я и мои близкие не ощущали, каких-либо серьезных притеснений на национальной почве, поскольку я выше писал, мы жили компактно в таком районе города, где еврейское население составляло значительную часть, и взаимоотношения с остальным населением были хорошими.
Как протекала наша беспечная детская жизнь в столь сложные и трудные времена, чем занимались мы во внешкольное время, каковы были интересы?
Начну с того, что мы были детьми своей эпохи в экономически отсталой, разрушенной, полунищей стране. К тому времени еще не было никаких институций, которые могли бы организовать досуг и создать условия, для гармоничного развития детей. Не было дошкольных учреждений. А дворцы пионеров, с их разнообразными кружками, а также всевозможными секциями для детей при спортивных обществах были организованны позже, в конце тридцатых годов.


Дворец пионеров. 1938 год

Во внешкольное время детям было некуда деться, они были предоставлены сами себе, и все свободное время проводили на улице. Игры, которыми мальчишки занимались, были неорганизованными и примитивными, поскольку не было фабричного инвентаря, и многое приходилось изготавливать самим, ― в общем, мастерили, как могли, из сподручного материала. К примеру, футбольный мяч мы делали из старого куска чулка, который набивали либо соломой, либо тряпьем. Городки изготавливались из держаков, украдкой сбитых с лопат. Для поднятия тяжестей вместо гирь и штанги использовались колеса заброшенных тачек, либо осей вагонеток. А в зимнее время в ход шли доски и полосовое железо для изготовления санок, на которые при катании с горы усаживались по несколько ребят. А девочки в своих играх использовали также самодельные изделия. В общем, инициативы и изобретательности у детей было достаточно.
Велосипед, который появился в свободной продаже, в большей части был недоступен для подавляющего числа детей. Уж слишком он был не по карману их нищенствующим родителям. Не часто можно было увидеть мальчика на велосипеде, а по отношению к таким вызывало зависть большинства детей, которые при этом испытывали чувства собственной неполноценности.
В целом, круг интересов моей внешкольной жизни, как и большинства моих сверстников, был невелик.
Не могу не вернуться к теме благосостояния советского народа и экономической политике государства в этом отрезке времени. Хочу рассказать о тяжких испытаниях, выпавших на долю народа, о голоде, охватившем огромные регионы наиболее плодородных краев великой страны. Тех мест, которые до прихода власти большевиков, были в состоянии прокормить не только свое население, но и продавать заграницу значительное количество зерна. Нет, голод не был результатом внезапно настигшего стихийного бедствия, а это явилось следствием пагубной антинародной государственной политики в области сельского хозяйства. Эта тема большая-большая, исторически значимая, и я не стану в подробностях останавливаться на ее сути.
Вряд ли кто может забыть трагические события тридцатых годов двадцатого века в Советском Союзе, уж слишком было велико преступление большевиков по отношению к народу, и не рассказать об этом будет грешно, совесть не позволит.
Пик трагедии пришелся на 1933–1934 годы. В городах была введена карточная система; по карточкам стали выдавать ограниченную норму хлеба и других продуктов первой необходимости: одно наименование крупы, маргарин, сахар. На работающих людей выдавалось больше продуктов, чем на иждивенцев. Установленная норма продуктов по продовольственным карточкам была невелика, ни в коей мере не удовлетворяла потребность человека.
Для безкарточной, свободной, торговли продовольственными товарами, были открыты по всей стране так называемые «Торгсины» ― государственные магазины, которые продавали продукты питания не за деньги, а в обмен на изделия из золота и других наиболее ценных металлов.
Был придуман ловкий способ для принудительного обмана и окончательного ограбления своих голодающих граждан.
Не вершины ли кощунства и безнравственности достигла правящая «народная власть»? Вот так проживали «рабочий класс и трудовая интеллигенция» в городской местности в то время.
А как жилось на селе, где проживала большая часть населения, тогда еще крестьянской страны?
Вот здесь большевистские вожди в полной мере раскрыли свою безнравственность и убожество. Согласно введенному закону о продразверстке, каждому крестьянину, и селу в целом, надлежало сдать в закрома Государства, установленное планом количество зерна.
Эти планы были значительно завышены, не реальны, ибо не соответствовали фактическим возможностям крестьян. По этой причине крестьяне вынуждены были не в полной мере сдавать государству зерно, оставляя у себя в закромах лишь крайне необходимое количество. Специально созданные властями подразделения насильственным образом стали отбирать у крестьян все остатки зерна, нисколько не оставляя для посевного фонда и, хотя бы, для пропитания детей. Естественно, опережая события, крестьяне стали прятать во всевозможных тайниках скудные остатки зерна, чтобы не умереть с голода. Тех крестьян, которые не выполняли плана поставки зерна, а таких было большинство, объявляли вредителями, кулаками, которых следовало уничтожить как классового врага.
В результате такого противостояния на селе государственные закрома незначительно пополнились. А в наступившей весне 1932 года часть посевной площади наиболее плодородных регионов страны не были засеяны из-за отсутствия у государства посевного зерна. По этой причине по осени с нового урожая было собрано зерна и сдано в закрома государства значительно меньше, чем планировалось. Это обстоятельство привело к глубокому кризису продовольственного обеспечения населения страны.
Положение усугублялось еще и тем, что к тому времени началась кампания коллективизации села, то есть создание колхозов. Эту акцию назвали «добровольной», по ней предусматривалось, прежде всего, передача наличия крупного рогатого скота на фермы колхозов. В первых рядах добровольцев оказались неимущие, которым нечего было терять, поскольку у них на подворье кроме истощенных собак, более ничего не было.
Вот с этих людей, сомнительного статуса, сколачивался актив для насильственных действий, по «добровольному» загону крестьян в колхозы, с передачей им годами нажитого тяжким трудом хозяйства.
В руководство всех звеньев колхоза назначались активисты из того же круга низших слоев крестьянства. Способности и сознание этих людей были ориентированы не на созидание ценностей, а на конфискацию чужого, годами созданного, налаженного единоличного хозяйства.
Бывшие зажиточные хорошие хозяева не допускались к руководству даже самого низкого колхозного звена. Вот так  обстояло все согласно идеологической догме коммунистов кто был ничем, тот станет всем!
На должности председателей колхозов, по постановлению Политбюро ЦК ВКП(б), направлялись партийные активисты из городов. Они не имели никакого опыта руководства в сельском хозяйстве. Также не было у них квалифицированных кадров в области агрономии и ветеринарной службы. При некомпетентности новых кадров во всех подразделениях колхозного хозяйствования начался массовый падеж скота. Главной причиной этому явилась неподготовленность материальной базы, ибо кормить животных было нечем.
Такое неблагополучие в сельском хозяйстве породило по всей стране большой длительный голод, имеющий тяжкие последствия для всего народа.
Насильственная коллективизация имела долгосрочные трагические последствия для страны.
Голодная смерть миллионов советских граждан в городе и на селе, явилась результатом недальновидной антинародной политики руководящей партии большевиков в области сельского хозяйства.
Голод был вызван не объективными обстоятельствами, а был создан искусственно, благодаря некомпетентности руководства страны в сельском хозяйстве.
Каким образом власти позаботились о выживании огромной массы крестьян, призвание которых в обществе было прокормить население страны?
Да ничего полезного не предпринималось Государством для облегчения судьбы крестьянства, ― тогда уже колхозников, в выживании в столь суровое время.
Тружеников села, в то время оказавшихся в столь бедственном положении, власти продолжали считать врагами народа, и политика по отношению к селу оставалась такой же неизменно прямолинейной, неконструктивной и жестокой.
Безжалостность и изуверство по отношению к крестьянству со стороны советской власти проявилось еще и в следующем. Чтобы не покидали люди сельскую местность, для скрытия масштабов бедственного положения крестьянства, определенные районы были окружены плотным кольцом войск НКВД. В этих местностях началось полное вымирание целых сел и районов, поскольку не осталось никаких запасов продовольствия, и есть было нечего. Спастись бегством в более благополучные места не давали чекисты. Голодные, обреченные люди были доведены до такой агонии, что имело место даже людоедство.
Да и в других местностях, не окруженных войсками, положение было не намного лучше; ибо голод свирепствовал таким же образом, а спастись выездом в городскую местность не было смысла. Ведь крестьянам не выдавались паспорта, без наличия которых нельзя было устроиться на работу и получить карточки на пропитание. Смертельный капкан, безысходность был тщательно заранее продуман политической верхушкой страны советов.
Все же, некоторым мученикам удавалось каким-то образом пробраться в город. Никогда не забуду, когда ко мне, тогда еще ребенку, обратился один из таких парней с просьбой вынести ему водички попить, ― это было в жаркий летний день. Я впервые увидел страшное зрелище, ибо лицо этого человека было распухшее, с отечными, синего цвета, мешками под глазами; руки и ноги были так же распухшими. Он в бессилии прилег под забором, на землю. Когда, в скором времени, я вернулся с чашкой воды, парень уже был мертв.
Умер безымянный человек ― кто же похоронил его, поплакал и сказал доброе слово о нем, ― на его безымянной могиле? Кто ответит за безжалостную смерть миллионов неповинных людей? Мощного телосложения сельский парень, с когда-то сильными руками, ― ему бы не умереть голодной смертью, а пахать землю и кормить хлебом тысячи людей!
За эти короткие годы только на Украине, Белоруссии и юге России умерли от голода десятки миллионов людей. Прошу вас, пожалуйста, хорошенько вдумайтесь в значимость этих цифр, которые равнозначны всему населению государства средней величины. Про все это умалчивалось, а преступная власть делала вид, что ничего особого не произошло. Парадоксально, ― даже наоборот: руководители страны выступали с речами, все средства массовой информации трубили о достижениях и победах колхозной системы в стране Советов. Такого цинизма и жестокости по отношению к собственному народу не знала история России, не было аналогов во всем остальном мире!
Тяжело перенесла очередной голодомор и наша семья. Для того чтобы получать льготные продовольственные карточки, отец пошел работать на завод слесарем, не имея никакой подготовленности для этой специальности. Мама, как и большинство женщин того времени, не работала, управляясь всеми домашними делами. Мы жили впроголодь, но все переносили мужественно, поскольку были привычны к ситуации сплошной нищеты и лишений.
Все же следует отметить, что местные власти ввели в школах бесплатные обеды для детей наиболее бедствующих семей. Обеды в школе, которые я стал получать, явились хорошей поддержкой в столь голодное время.
То, о чем я пишу, было очень давно, настолько много времени прошло, что все как тумане. Карточная система на продукты питания продолжалась еще несколько лет в городской местности, а в селе, крестьянам карточки вообще не выдавались. Эта категория людей, не имела даже минимально гарантированного уровня обеспечения хлебом и другими жизненно важными продуктами питания.
Даже когда карточки на продовольственные товары были отменены, обеспечение населения продуктами питания было нестабильным, не достаточным по ассортименту и количеству. На протяжении многих лет советская власть не в состоянии была в полном объеме обеспечить население продовольствием, что помимо всего порождало протекционизм, спекуляцию, хищение и взяточничество.
Чувство голода для человека является мучительным и тяжелым испытанием.
Человек, длительное время недоедающий, становится физически неполноценным, морально подавленным, по сути, — больным. Во многих случаях это явление приводит к необратимым патологическим явлениям в организме, особенно пагубно голод отражается на здоровье детей. Ни одному доброму человеку не желаю испытать мучительного чувства голода.
Как видно, мое детство пришлось на очень тяжелое время, при котором никаких материальных и духовных предпосылок для полноценного развития ребенка не было. В связи с этим, естественным образом, как и большинство других детей в ту пору, я был угнетенным мальчиком, лишенным радостной детской игривости. Со временем, по мере улучшения житейского благополучия, появились стимулы, при которых состояние всех детей улучшилось. Примерно в последние несколько лет моего ученичества в школе, я стал вполне активным, контактным, инициативным юношей. Пользовался уважением в среде школьных товарищей. Был в чем-то лидером.
Давайте остановимся еще на одном значительном событии того времени, которое потрясло страну и имело большие трагические последствия не только для того времени, но и в отдаленном будущем для всего народа в целом и каждой семьи в отдельности.
Сталин развязал очередную волну террора, на сей раз за укрепление своей единоличной власти против неугодных ему государственных и партийных деятелей. В основном это были старые большевики, которые стояли у истоков образования советского государства. Они хорошо знали о незначительной, второстепенной роли Сталина при завоевании власти и также во время гражданской войны. От таких старых кадров, которые видели лживые утверждения о выдающейся роли Сталина в революции и присвоения заслуг в гражданской войне, которых на самом деле не совершал, он решил в первую очередь избавиться.
Поэтапно, в течение тридцатых годов по личному заданию вождя, было осуществлено несколько больших карательных процессов против партийных деятелей, военачальников, видных ученых и общественных деятелей.
Заодно, в придачу каратели подвергали репрессиям и всех ближайших родственников, сослуживцев и даже многих знакомых осужденных. Военные трибуналы в основном заседали при закрытых дверях и на основании вымышленных абсурдных обвинений судили вчера еще видных заслуженных, уважаемых в народе руководителей всех рангов, объявив их предателями Родины, врагами народа, шпионами иностранных государств. Как правило, приговор был один: высшая мера наказания - расстрел. Этот беззаконный и жестокий террор носил массовый характер, и не имел подобных аналогов в истории России.
Особенно при этом пострадала Красная Армия, ибо было истреблено более 90 процентов высшего командного состава: маршалов, генералов и офицеров. Красная Армия была обезглавлена, что повлекло трагические последствия, особенно во время Великой Отечественной войны.
Когда я учился в старших классах неполной средней школы, в учебниках по истории было принято помещать портреты выдающихся деятелей Партии и Правительства и описывать их автобиографии, а также наиболее видных и заслуженных военных начальников Красной Армии. Мы старательно изучали по учебникам весь программный материал. Во всех классах, на специально оборудованных стендах, помещались их портреты, что по замыслу вождей имело большое воспитательное значение. Как их тогда называли «вожди», были нашими кумирами, и мы должны были стремиться быть достойными их учениками. Когда опальных руководителей всенародно объявляли врагами народа, учителя заставляли учеников их портреты снимать со стен и стендов класса, а с учебников удалять листы с их изображениями, вместе с описанием их автобиографий. В результате учебники становились менее объемными, теряли логическое завершение материала, являясь зеркальным отображением кошмарной действительности.
Первое время мы с пониманием, с воспитательной точки зрения, относились к объяснениям учителей о происходящем. Но когда подобные случаи участились, и наши учебники приняли уродливый вид, некоторые ученики стали задавать нашим наставникам по-детски, наивные, слишком любопытные, но логические вопросы, ставя их при ответах в сложное и опасное положение. Но диалог между испуганным учителем и слишком любопытным учеником, как правило, заканчивался категоричным окриком, вынуждая ученика в недоумении, с понурой головой, сесть за парту. Неосторожный ответ учителя мог обратиться для него трагическими последствиями.
Помню руководителей нашего Донбасского индустриального края, которых вначале хвалили и возводили до небес за их заслуги перед народом, избирали в Верховный Совет, а затем, через некоторое время, опустив на дно, объявляли врагами народа и лишали их жизни. Мне запомнилось с детских времен их автобиографии и лица, ибо неоднократно пришлось видеть их и членов их семьи воочию на улицах, среди проходящих граждан. С детьми неошельмованных руководителей довоенных лет Щербакова, и заменившего его Любавина, я учился в одной школе. С Витей Любавиным в одном классе.
Щербакова перевели на повышение в Москву, а Любавин погиб на фронте в начале Великой Отечественной войны. Также погиб на войне и его сын Виталий летчик штурмовой авиации, о котором у меня осталась добрая память.
Это кошмарное явление беспричинного истребления своего народа длилось вплоть до начала второй Мировой войны, но имело зловещее, масштабное продолжение и после опустошительной войны.
Сталинский террор принес непоправимое несчастье миллионам советских граждан. По ходу событий, мы еще коснемся к этой темы.
Однако вернемся к детским баталиям. Уместно описать еще одно событие, которое произошло со мной в мои четырнадцать лет.
Это случилось зимой, когда водитель грузового автомобиля собрал ватагу мальчишек, в числе которых оказался и я, под предлогом покататься, посадил нас в кузов, с целью уменьшения пробуксовки машины по скользкому ледяному покрытию дороги. Эта машина тянула на буксире другую, неисправную, зацепив ее к себе стальным тросом. Когда машина набрала скорость, канат натянулся и его один конец оторвался, с силой обхватив мою голову. Удар был достаточно мощным, чтобы я, упав, потерял сознание. Говорили, что шофера обтирали меня снегом, чтобы привести в чувство. Но их старания оказались безрезультатными, и меня отвезли в больницу, где оказали необходимую медицинскую помощь. Я этого ничего не помнил, только тогда пришел в сознание и отошел от шока, когда переступил порог своего дома и предстал перед глазами моей горемычной мамы. Думаю излишне писать о ее реакции на это зрелище. Каково было мое состояние к тому моменту должно быть ясно каждому. Знакомая картина: распухшее синюшное лицо и свернутая набок голова, точь в точь так же, как это было несколько лет назад при злосчастном случае, когда покусала собака. Вновь в ответе оказалась моя голова! Ну, что можно сказать по этому поводу? Какая связь может быть между этими несчастными событиями, повторно со мною происшедшими, спустя длительный отрезок времени? С легкостью можно сказать: шлимазл (на идиш — неудачник). Но резонно задаться вопросом: почему средь целой ватаги мальчишек, стоящих в кузове машины, трос ударил именно по мне, а не по кому-то другому, стоящему рядом со мной? В чем была моя вина, либо нерасторопность в данном случае, — кто может ответить?
Я и по сей день затрудняюсь дать ответ по поводу повторения последствий при этом странном трагическом случае.
Это было третье, Божье испытание в моей, тогда еще совсем короткой безгрешной детской жизни. Не уж то все это являлось закалкой для предстоящих, еще более трудных испытаний?
Как и где меня вылечить на сей раз, у родителей проблем не возникало, ибо дорога к костоправу, дедушке Федину, была известна.
Маг своего дела встретил меня, как старого знакомого, и совершить свое волшебство ему было не столь сложно, поскольку на сей раз, меня привели сразу, после полученной травмы, и болезнь не была запущенна.
Этим закончились мои физические наказания и испытания, касательно отрезка жизни детства и отрочества. Быть может, эти испытания явятся некой компенсацией за какое-то очень весомое везение в будущем. Как знать? На это можно будет получить ответ в конце книги.
Моя учеба в шестом и седьмом классах проходила в школе с полным обучением на украинском языке. Я полюбил певучий украинский язык, да и преподаватели в этой школе оказались доброжелательными, что вполне пришлось мне по душе. Видимо, это обстоятельство оказало главное благотворное влияние на мою учебную успеваемость. В школе я стал одним из лучших учеников. Шестой и седьмой классы достаточно успешно закончил, крепким хорошистом. Здесь мне привили привязанность к украинскому языку и литературе, что способствовало более успешному освоению школьной программы по этому предмету в дальнейшей учебе.
Забегая вперед, хочу заметить, что мое отношение к украинскому языку не изменилось и по сей день. Я с глубокой благодарностью вспоминаю то время, когда мне привили теплые чувства и отношение к национальному языку Республики Украина, где я родился. Учился, состоялся, как личность, и прожил всю свою жизнь в среде ее народа. Хорошее знание украинского языка повысило мой интеллектуальный потенциал, ведь владение еще одним языком всегда приносит еще одну радость и удовлетворение.
Благодарность о тех временах будет жива в моей памяти, и теплится в душе моей до конца жизни. Ко всему, не упуская случая возможности спеть какую-либо задушевную украинскую песню, от чего всегда получаю огромное удовлетворение. Благо таких песен я знаю немало.
Для дальнейшего продолжения учебы в старших классах, меня перевели в престижную среднюю школу, с преподаванием на русском языке. Этой школе уделялось больше внимания со стороны руководства городской образовательной системы, поскольку в ней обучались дети некоторых наиболее крупных руководителей города и области, ибо территориально она была расположена вблизи от их места жительства.


Школа №1 располагалась на месте нынешнего Управления железной дороги

Мы тоже жили недалеко от этой школы, поэтому и меня сюда зачислили учиться. В этой школе также учились мои двоюродные сестры и брат Сема, которые жили с нами в одном дворе. А с одной из них Леной, я даже оказался в одном классе, и одновременно с ней окончил десятый класс этой школы в 1941-м году.
Этот завершающий этап школьной жизни является наиболее интересным и запоминающимся. Это, — как бы этап расставания с детством и переход, в фазу старшую, более зрелого юношества. Это период становления личности молодого человека, время романтических мечтаний и увлечений, раздумий о будущем.
И все же, какими мы были, каков круг интересов был у нас выпускников средней школы?
Мы были детьми своего времени, продуктом воспитания советской коммунистической идеологической системы. Все сводилось к беспрекословной вере и поддержке внутренней и внешней политики, проводимой руководством большевистской партии во главе с ее вождем И. Сталиным. Мы были воспитаны в духе высокого патриотизма и гордости за нашу, как тогда считали, самую счастливую и могучую Советскую Родину.
Мы были в ту пору веселыми жизнерадостными юношами и девушками, переполненными энергетической силой и большой уверенностью в наше будущее.
В стране перед началом Отечественной войны было создано большое количество спортивных обществ, специализированных спортивных школ и кружков, доступных всем, кто хотел заниматься тем или иным видом спорта. Большинство молодых людей серьезно обучались спортивному мастерству в этих заведениях. В нашем классе было немало ребят, которые в какой-то мере преуспели в гимнастике, легкой атлетике, тяжелой атлетике. Распространено было увлечение шахматами. Лично я занимался тяжелой атлетикой, и некоторое время в секции бокса, что в ту пору считалось престижно.
Дома у меня были гири, и я имел возможность постоянно тренироваться, привлекая к этому еще и соседских ребят. Как все мальчишки, не упускал случая поиграть в футбол; всякими путями пытался попасть на очередной футбольный матч на первенство страны с участием любимой команды «Стахановец» (впоследствии переименованной в «Шахтер»). Мой стаж футбольного болельщика исчисляется с 1939 года.
В каждой школе имелись литературные кружки, где после занятий собирались учащиеся и под руководством преподавателя обсуждали произведения классиков художественной литературы. Иногда заслушивались и обсуждались доклады учащихся по определенной теме, которую ему было поручено руководителем кружка. Любители поэзии делились своим творчеством, читая свои стихи.
В последний год наш литературный кружок стал посещать поэт Леонид Лидис, который в будущем стал известным писателем, под псевдонимом Леонид Лиходеев. В более раннем возрасте мне довелось учиться с моим сверстником Юрием Левитанским, который впоследствии стал одним из выдающихся поэтов современности. Мы еще в ту пору упивались красотой его поэтического мастерства.
В то время еще не был утерян интерес к художественной литературе. Однако, нам приоритетно прививали вкус и интерес к чтению произведений советских писателей, пропагандирующих и исповедующих курс, так называемого социалистического реализма. Взглядом сегодняшнего дня сразу хочу отметить, что их произведения, за редким исключением, были тенденциозны и в малой степени отражали реальное состояние общества и жизни советских людей того времени. Писатели вынужденно писали то, что могло бы пройти через жесткий штамп государственной цензуры.
Зарубежная литература в стране была практически запрещена, и мы вынуждены были читать советскую литературу, а так же классику некоторых дореволюционных великих русских писателей.



Фотография из газеты конца 30-х. Подпись гласит:
 Комсомольцы-ученики старших классов школы №3 им. Долорес Ибаррури на досуге. Слева направо: Б.Вайсман, Р. Друян, Л.Коган, Р. Зеленский, Ю. Левитанский, С.Герценов и К. Могилев.



Что касается программы школьного обучения по прочим гуманитарным предметам, то и она была весьма ограниченной. Общую мировую историю нам читали лишь в ознакомительном виде, в общих чертах. Много времени уделялось истории СССР и ВКП(б), а также Конституции СССР, самой гуманной и демократичной в мире, как ее называли.
Как очевидно, и здесь идеологическая целенаправленность школьной программы обучения! О развитии мышления школьника в области плюрализма мнений и вольнодумства, не могло быть и речи, — даже в мечтах об этом было опасно думать. Юноши, прошедшие горнило идеологической муштровки в пионерской и комсомольской организациях, обязаны были безоговорочно воспринимать то, что им преподносили,  и быть послушными исполнителями во всем.
В этом состояла основная и конечная цель коммунистического воспитания детей будущих граждан страны.
Философия воспитания детей, как и всего общества, сводилась к формированию мышления человека в духе преданности коммунистическим идеалам. Конечной целью, по замыслу руководителей партии, являлось создание, доселе несуществующего, нового типа личности-  советского человека, а общество должно именоваться советским народом.
Таким образом, народы и каждый человек в отдельности, населяющие великую многонациональную страну, обязаны были забыть свою историческую самобытность, культурное и национальное наследие и стать безликим человеком безликого общества.
В общем, эта тема сложная и вряд ли коротко удастся ее в достаточной мере осветить.
Однако молодежь жила в свойственной ей динамике, не вдаваясь в раздумья глубинных процессов и проблем общества.
Беспокоит вопрос: не отклоняюсь ли я от заданной темы, не злоупотребляю ли излишним описанием подробностей и событий, которые могут не вызвать читательского интереса? Думаю, на это можно ответить следующим образом.
Во-первых, я пишу не художественное произведение, где главенствующим является заинтересовать читателя интригой сюжета и писательским мастерством его изложения.
Во-вторых, я пишу о себе, своем окружении и всем, что было связано с этим. Все это в действительности было и является историей, и что-то изменять в ней не входит в мои интересы. Да и стоит ли?
И главное: моя автобиография детства, в основных чертах схожа с жизнью подавляющего числа детей того времени. Она типична для всех моих сверстников детей моего поколения.
Если обобществлять условия жизни на всех этапах моего детства, описанных в предыдущих строках, то в целом вырисовывается не радостная история.
С грустью и сожалением отмечу, что, вряд ли смогу вспомнить каких-либо значительно лучших времен и в последующие годы моего детства, как бы не стремился в этом преуспеть.
Очень мало благ приходилось тогда на долю детских душ, при цинично лживой пропаганде власти о счастливом и радостном детстве в стране Советов!
Мне могут намекнуть на то, что причиной нерадостного детства являлась неумение моих родителей приспособиться к новым условиям и обеспечить материальные блага для счастья своих детей. Быть можно, в какой-то мере это верно.
Но в целом беда состояла не в том. Лишь немногие могли в то время дать своим детям все, что им нужно было. К такому слою населения, главным образом, относились работники эшелона власти в партийных и советских организациям, а также начальствующий состав предприятий и учреждений, работники торговых сетей и высокооплачиваемые специалисты.
Остальные, — основная масса населения, при существующей в то время экономической системе, бедствовали так же, как и мои родители.
Лишь в сороковых, и первой половине сорок первого годов несколько стабилизировалось экономическое положение страны и улучшилось благосостояние народа, вместе с тем и материальное обеспечение детей моего поколения.
Поколения, юношам и девушкам которого, в непосредственном будущем предстоят небывало тяжкие испытания во внезапно нагрянувшей Великой Отечественной войне.
Выживут в ней лишь два процента моих сверстников, ушедших на войну. В числе других, они спасли Мир от смертоносного фашизма.
Они достойны того, чтобы написать об их жизни и о ближайшем окружающем их мире, до мельчайших подробностей. Об этих девочках и мальчиках следует знать все, ибо их жизнь была очень коротка. Ведь не было у них жизни, у этих еще не целованных детей!
Я пишу о молодежи обобществлено, в основном о ребятах, будто девочек и вовсе не было рядом. На самом деле они были все время с нами, — мы вместе учились, сопереживали при неудачах, радовались успехам, жили единой школьной жизнью. Да чего греха таить, — своим присутствием и соучастием они обогащали и украшали наше ученическое сообщество. У каждого из ребят была девушка, которой симпатизировал, но у некоторых не хватало храбрости об этом признаться, оставаясь наедине с неразделенными чувствами любви. Мы были чрезмерно скромны, так уж были воспитаны. Пожалуй, это было самое безоблачное, счастливое время моей жизни.
Естественно, не избежал и я чувств интимной теплоты и симпатий по отношению к девушке. Нина покорила меня скромностью, симпатией и ее большими необычайной красоты синими глазами. Я стал уделять ей повышенное внимание, мы стали встречаться и проводить вместе много времени.
Она была одной из близких подруг моей двоюродной сестры Лены. Те обстоятельства, что мы учились в одном классе и жили с сестрой в одном дворе, до некоторой степени облегчали общение с моей избранницей. Это было мое первое в жизни глубокое увлечение и дружески близкие отношения с девушкой. В то время мне казалось, что это была любовь, — возможно, это было именно так. Боже! Прошло так много времени, но насколько помнится, когда я не испытывал столь трепетного чувства, буйно волнительного состояния. Все же струнка ревности присутствовала. Во всяком случае, чувства были платонически чистыми, и отношения между нами были ничем не запятнаны. По современным меркам, ничему удивляться не следует, поскольку наши отношения были настолько безукоризненными, насколько нам позволял уровень моральной и нравственной чистоты воспитания молодежи того довоенного времени.
Вот невольно предался воспоминаниям о далеких — далеких юношеских годах по столь деликатным волнительным событиям. Быть может, приятные воспоминания могут придать пожилому человеку энергетику бодрости и равновесия своего душевного состояния. Ведь так мало доброго и теплого присутствуют в этой книге. Но в том не моя вина.
Кроме школьных дел, и у девушек были обширные интересы и после занятий. Некоторые занимались в различных спортивных кружках: по гимнастике, легкой атлетике, волейболу и небезуспешно принимали участие в разных спортивных соревнованиях. Были девушки, которые связывали свой интерес с летной школой, где осваивали искусство вождения самолета, и технику прыжков с парашютом, после чего им присваивали определенные спортивные разряды. В старших классах девочек целенаправленно вовлекали в кружки санитарной дружины, где обучали умению оказывать первую медицинскую помощь в военное время.
Девушки, которые преуспели в военно-спортивной подготовке, военкоматом брались на негласный учет. Когда началась война, их направляли в училища, для получения дополнительных знаний, после чего назначали в воинские подразделения для службы в соответствии с имеющейся подготовкой.
Приоритетным у девушек было стремление к чтению художественной литературы, не чуждо было иногда посетить кинотеатр, а также театральные постановки и концерты. Это вовсе не значит, что мальчишки не проявляли интереса к такому роду занятий, способствующему повышению своего интеллекта.
К чести советского государства, следует отметить, что оно делало все, что могло, для поднятия на должный уровень культурное развитие и физическое воспитание молодежи.
К началу сороковых годов, в нашем городе были построены и открыты: замечательный оперный театр, несколько кинотеатров. Среди которых имени Шевченко, был наиболее современным и имел три зрительных зала, показывающих разные фильмы в одно и то же время. Была открыта Областная библиотека, в стенах которой была не одна тысяча книг. В двух огромных читальных залах можно было воспользоваться научной литературой, не выходя из здания.
Продолжая рассказ о девушках, нелишне отметить о том, что наши славные подруги были очень симпатичны, хороши каждая по себе. Они были доброжелательны и ко всему еще обладали многими достойными чертами.
Полагаю, что мне в какой-то мере удалось удовлетворить любознательного читателя, ознакомив его с образом жизни детей моего поколения, в какой обстановке они жили, как взрослели, мужали. Я постарался описать всякие подробности и нюансы, с которыми мне приходилось сталкиваться при решении незадачливых детских проблем. Я напомнил о сложности эпохи, при которой нам пришлось жить на протяжении детства, юношества и отрочества, и как веление времени влияло на психологию, сознание и формирование личности будущего гражданина страны Советов. Такое впечатление осталось у меня от детства.
В общих чертах почти все написал о моем детстве, и наступил час закончить рассказ об этом отрезке жизни.
В нескольких добрых словах, хотелось бы особо вспомнить и написать о моих наиболее близких друзьях далеких школьных лет, с которыми вместе учился, совместно готовились к экзаменам и на досуге вместе проводили время. Нашу дружбу и родители скрепляли приятельскими отношениями.
С Левой Задовым я проучился в одном классе все десять школьных лет, что может явиться добрым примером для подражания и постоянстве и верности.
Был и еще один друг- Илья Загребельский, но с ним близость свела в более позднем времени.
Вот этой тройке парней суждено было дружить вплоть до окончания средней школы. Как сложились наши судьбы и взаимоотношения в будущем, мне еще предстоит об этом написать.
В конце второй декады июня 1941 года мы сдали последний экзамен и получили аттестат зрелости.
Вечером с двадцать первого на двадцать второе июня состоялся бал, в честь окончания школы. Впервые, нам официально разрешено было подать к столу вино, в дополнение к разным угощениям. Ребята, как и следовало ожидать, принесли с собой водку, и разливали ее незаметно мальчишкам. Обстановка была торжественная все веселились, пели песни. Звучала музыка, мальчики приглашали девочек на танцы. Были выступления ребят из кружка художественной самодеятельности.
Девочки были празднично одеты и безмерно красивы в тот вечер.
Вместе с нами присутствовали и преподаватели, которые так же веселились. В своих выступлениях они отмечали, что горды и довольны нами, а также рады за не напрасно потраченный труд в нашем обучении.
Мы преподнесли учителям букеты цветов и памятные сувениры.
Это был вечер торжественного прощания со школой и детством. Радостно — поскольку мы уже стали взрослыми и успешно завершили первый этап своей жизни. Грустно поскольку не совсем хотелось расставаться со школьной шалостью и беззаботной жизнью. Грустно было расставаться с классом дорогими мальчиками, девочками и учителями. Видимо, в подсознании, незримо, присутствовал зловещий микроб предчувствия о предстоящих всем нам, невиданно тяжких испытаниях в очень близком будущем.
После бала, на рассвете, мы гурьбой шли по улицам города в приподнятом настроении, пели песни, беспечно дурачились.
В одной из песен, которую мы пели, были слова: «если завтра война, если враг нападет, если темная сила нагрянет, — как один человек, весь советский народ за свободную Родину встанет».
Но в те минуты никто из нас не подозревал, насколько пророческими были слова этой песни!
Буквально через несколько часов по радиоприемнику диктор Всесоюзного радио Юрий Левитан объявил о военном нападении фашистской Германии на нашу страну. Агрессор на протяжении всей западной границы прорвал линию нашей обороны и стал продвигаться вглубь нашей страны.
Началась Великая Отечественная война.
Нравится Категория: Рассказы о былом | Просмотров: 533 | Добавил: Liza | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: