Мальчик из Красносёловки - 10 Августа 2014 - Юзовка-Сталино-Донецк: страницы еврейской истории
Приветствую Вас, Гость
Главная » 2014 » Август » 10 » Мальчик из Красносёловки
20:27
Мальчик из Красносёловки

Как известно, большая часть евреев нашего города  является  потомками жителей еврейских сельскохозяйственных колоний. Об одном из наших земляков, Хаиме  Желиховском рассказал Реувен Бесицкий в своем очерке, размещенном на сайте, посвященном сельскохозяйственным колониям юга Украины. Два материала Хаима Желиховского мы размещали на нашем сайте ("Профессор Р.М.Лейбов" , "Последний шойхет в советском Донецке"). В сегодняшнем рассказе речь пойдет о судьбе этого человека. Материал публикуется с небольшими сокращениями.

 

Красносёлка (впоследствии - Красносёловка) одна из первых еврейских земледельческих колоний, основанных в 1846 г. на степных просторах Александровского уезда (ныне – Запорожская обл.) Екатеринославской губернии.   Бескрайняя до горизонта, как море, ковыльная степь предстала перед взорами евреев, прибывших на эту необетованную землю. 

 

   25 февраля 1930 г. в колонии Красносёловка, в семье Мендла и Блюмы Желиховских произошло радостное событие – родился сын, которого назвали Хаим в честь деда Хаима-Янкеля Желиховского – кузнеца, погибшего от рук белополяков в 1919 г. в Белоруссии.

Свидетельство о рождении Хаима – интересный документ того времени, написанный на двух языках – украинском и идиш. Этот документ уникален тем, что мало кто из евреев (на мой взгляд), проживавших в Советском союзе имеют свидетельство о рождении, написанном на идиш. Эта запись свидетельствует о том, что Хаим родился в Новозлатопольском еврейском национальном районе, где ещё официальным языком, наряду с украинским, – был идиш, и в школах обучение велось на идиш.

   Детство Хаима прошло в колонии, он, как и все мальчишки играл во все мальчишечьи игры, а иногда и совершал набеги с мальчишками в соседский сад. Безоблачным это детство не назовёшь – он был сыном лишенца. Его отец – Мендл Желиховский окончил в Белоруссии йешиву, до того как все культовые заведения были закрыты Советской властью, и поэтому попал в разряд лишенцев. В то время такой ярлык был опасен: такие люди могли быть высланы в «не столь отдалённые места». Поэтому Мендл Желиховский, в поисках лучшей доли, уехал из Белоруссии в земледельческую колонию Красносёловка. Там он встретил девушку, с которой связал свою жизнь – Блюму Дукаревич – дочь бывшего шульца (старосты) колонии Роскошная – Хаима-Гирша Дукаревича, которая стала его женой. Сам Хаим-Гирш погиб от бандитской пули в 1919 г. Немало сил затратил Мендл, работая на разных работах, чтобы колхозники сняли с него ярлык лишенца, и через некоторое время на общем собрании колхозников такое решение было принято.

   По воспоминаниям Хаима, сестра его мамы – тётя Двойра – была женой Абрама Солоса, который до коллективизации был зажиточным земледельцем: от своего отца ему достался дом под железной крышей, лошади, коровы, сельхозинвентарь и хозяйственные постройки. Усадьбу украшал прекрасный фруктовый сад, который был вырублен в 30-е годы, когда власть ввела непосильный налог на каждое дерево. Но после коллективизации Абрам Солос, как и многие другие земледельцы, был не в восторге от колхозной уравниловки и тощих палочек – трудодней. Правда, после голодного 1933 г. уже в 1935-36 гг. экономическое положение колхозов и колхозников улучшилось, но Абрам Солос ни душой, ни сердцем колхоз не принял и с тяжелым чувством расстался с землей – переехал с семьёй в Запорожье в 1939 г.

 

   Сам Хаим успел воспользоваться привилегиями еврейского национального района: первые 2 класса он учился на языке идиш, а после ликвидации национального района – в 3 и 4 классах – на украинском языке. Родители Хаима, как и большинство еврейских пап и мам, хотели дать детям хорошее образование и поэтому решили переехать в большой город. Выбор пал на г. Сталино (Донецк) несмотря на то, что тётя Двойра с мужем жили в Запорожье. По-видимому, Мендл Желиховский считал, что в Сталино легче будет найти работу, чем в Запорожье. В мае 1941 г. они переехали в г. Сталино.

   Недолго им пришлось мирно пожить на новом месте – началась война. В городе ходили разные слухи об отношении немцев к евреям. Многие помнили отношение немцев к евреям в Первую мировую войну и уговаривали себя и других не уезжать.

   11 октября семья Желиховских вместе с другими еврейскими семьями, пешком, двинулась на Восток: Макеевка, Харцызк, Красный Луч и т.д. пока на одной железнодорожной станции всем измученным беженцам не удалось найти пристанище – вагон-пульман в поезде, который двигался на Юг. В вагоне открытом для дождя и холода измученные люди, после долгих скитаний, добрались до Дербента (Дагестан). Отсюда семья Желиховских попала в селение Уркарах, а затем в селение Баба-Юрт, где отец работал бухгалтером в Госстрахе, а Хаим продолжил учёбу в школе.

   В 1944 г. Желиховские вернулась из эвакуации в Сталино. Летом 1945 г. Хаим окончил 8-й класс и поступил в Сталинский металлургический техникум. Через четыре года Хаим с отличием окончил техникум и получил диплом техника-электрика. Несмотря на тяжёлые, голодные послевоенные годы, он продолжил учёбу в Сталинском политехническом институте. Учёбу в институте Хаим вспоминает как самые беззаботные годы, он «грыз» гранит науки вполне успешно и закончил институт с отличием, получив специальность горного инженера-электромеханика. На пути продолжения учёбы в аспирантуре – камнем преткновения стала 5 графа.

   Но жизнь продолжалась. Хаим начал работать на шахте – вначале заместителем главного механика, а уже через полгода – главным энергетиком шахты. Начальство заметило способного молодого инженера, и он был направлен на работу в качестве главного энергетика Донецкого горного округа Госгортехнадзора УССР. Но судьба распорядилась иначе – его учитель, заведующий кафедрой, д.т.н. профессор Р.М.Лейбов (светлая память ему) предложил ему работу в исследовательской лаборатории на родной кафедре – «Горная электротехника и автоматика». Но за удовольствие работать у своего учителя и заниматься исследовательской работой пришлось расплатиться «звонкой монетой» – вместо зарплаты главного энергетика в 1800 руб. получить в «подарок» - 1200 руб.

   Через 7 лет наш герой защитил кандидатскую диссертацию и проработал преподавателем до переезда в Израиль в 1994 г. Темой его диссертации и дальнейших исследований под руководством проф. Лейбова была разработка теоретических основ и устройств защиты от поражения электрическим током людей (шахтёров) в подземных условиях. Устройство было внедрено на всех шахтах Донецкого бассейна.

   Здесь, на земле обетованной он встретил своего земляка и одноклассника Григория Гуревича, который сразу после войны вернулся в Красносёловку и работал в колхозе им. Розы Люксембург трактористом. Он рассказал Хаиму о тех страшных злодеяниях, которые творили фашисты и их пособники в Красносёловке, услышанные им от местных жителей. Хаим узнал, какой мученической смертью погиб его двоюродный брат Рува (смотри фото школьников). Поздней осенью всех евреев колонии согнали в одно место, но Рува вместе с двумя товарищами сбежали с этого места и спрятались в кукурузном поле. Но фашистские прихвостни из местных: староста Тарасенко и его друг Калюта нашли их. Эти палачи, которые выслуживались перед фашистами, предали мученической смерти троих безвинных ребят: их забили насмерть палками, цепями и ногами.

   По воспоминаниям очевидцев, когда в феврале 1942 г. фашисты согнали евреев к силосной яме, мороз пронизывал до костей. Фашистские палачи и их наймиты заставили людей раздеться, отобрали ценные вещи и с садисткой жестокостью, под душераздирающие крики, расстреливали женщин, стариков и детей. Земля, над зверски убитыми людьми, ещё несколько дней двигалась, словно дышала, повергая в ужас живых людей.

Памятник в Красносёловке

 

   После войны, в 1954 г., еврейская община решила перезахоронить останки невинно убиенных людей на сельском кладбище. Открыли силосную яму и часть останков перезахоронили, а затем эту траурную акцию пришлось прекратить из-за опасности здоровью людей, проводивших перезахоронение. Захоронение снова закрыли землёй, а впоследствии на этом месте возвели различные постройки. Поэтому точное число жертв осталось неизвестным. По-видимому, оно больше 113 человек, указанных на памятнике, который был открыт 31 октября 2006 г.

Слева направо: первый ряд (внизу) – дочка директора школы, Сёма Езрец, Миша Лернер (убит); второй ряд – Давид Гуревич, Люба Ошерова, Рува Солос (двоюродный брат Хаима, убит), Г. М. Мещанинова – учительница (погибла на фронте); стоят – Каше Льгов (убит), М.Л.Сирота (директор школы), Рахиль Кемельмахер (убита), Рахиль Лев, Яша Гуревич, Соня Гуревич, Рахиль Брозголь, Нохем Льгов (убит)

   Как в капле воды отражена Катастрофа в судьбе еврейских детей – выпускников 4 класса Красносёловской начальной школы, закончивших её в 1939 г. и учившихся на идиш. На фотографии, которая хранится у Хаима, из 12 ребят выпускников – 5 детских жизней оборвали фашистские палачи. Вот имена этих 11-летних ребят: Миша Лернер, Рува Солос (двоюродный брат Хаима), Каше Льгов, Рахиль Кемельмахер и Нохем Льгов.

   Всмотритесь в не по возрасту серьёзные, лица детей с пионерскими галстуками на шее и одежде, свидетельствующей, что колхозники были ещё очень далеки от «светлого будущего». Но дети верили в это «светлое будущее» и ещё не ведали, какая судьба ждет их через два года.

   И хотелось бы пожелать всем человеконенавистникам – Ахмединиджаду и всем последователям бесноватого фюрера – отрицателям Катастрофы, чтобы их детям хотя бы во сне пришлось увидеть тот ужас и страдания которые пришлось перенести детям – жертвам Катастрофы.

   В 1994 г. Хаим с женой и семьями двух дочерей репатриировались на свою историческую Родину и живут в Кирьят-Гате. Родина не особенно балует Хаима: его поселили во временном жилье для репатриантов, а, как известно – «ничего нет более постоянного – чем временное», так он и живёт в доме барачного типа. Две маленькие тесные комнатки с низкими потолками, самая необходимая мебель – вот и всё его «богатство», а ещё – забота о больной жене, которая находится в доме престарелых, в Ашкелоне. Но Хаим не теряет бодрости духа: он с увлечением занимается изучением истории государства и еврейского народа – пробел (не по своей вине), который есть у большинства репатриантов из бывшего Советского союза.

   В преддверии юбилея Хаима – 25 февраля 2010 г. ему исполнится 80 лет, желаю ему (и уверен, что все посетители сайта присоединятся к моим пожеланиям) здоровья, здоровья и ещё раз – здоровья, стойкости в преодолении всех трудностей и ещё долгих лет жизни.

Реувен Бесицкий       

29-11-2009   

Нравится Категория: Рассказы о былом | Просмотров: 496 | Добавил: Liza | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: