ВОСПОМИНАНИЯ ЗАЛМАНА АРАНА. ЧАСТЬ 4. - 23 Января 2012 - Юзовка-Сталино-Донецк: страницы еврейской истории
Приветствую Вас, Гость
Главная » 2012 » Январь » 23 » ВОСПОМИНАНИЯ ЗАЛМАНА АРАНА. ЧАСТЬ 4.
21:19
ВОСПОМИНАНИЯ ЗАЛМАНА АРАНА. ЧАСТЬ 4.


1917й год

Февраль

Однажды возвращается домой отец из почты и рассказывает шепотом:"На улице говорят, что Николай сброшен с престола, и в Петербурге произошла революция". Тут же я поспешил на улицу, на которой ещё час назад ничего не было заметно. Но однако, всё менялось очень быстро. Сплошь и рядом стояли группки людей, которые перешёптывались друг с другом. Проходят несколько мгновений, и уже можно было увидеть целующихся людей. Откуда-то слышится эхо "Марсельезы". Людей с красной лентой на отвороте одежды становится всё больше и больше. Но самым решающим и заметным в своём окончательном изменении было то, что мелькали и ускользали фигуры городовых, этих полицейских царского режима. На их мясистых и ненавистных лицах можно было заметить некую застенчивую и растерянную улыбку. Мощные и покрасневшие затылки городовых выглядели уже по-другому. Эти затылки словно прогнулись под какой-то тяжестью. Погоны на мундирах городовых были сорваны. Многие поколения мечтали сорвать и разодрать эти погоны!

Вокруг всё охвачено волнением. Улицы заполняются толпами людей. В центральных местах Юзовки организуются стихийные митинги. Ораторствуют на них известные личности и совсем анонимные люди. С улиц и придорожных канав исчезают пьяные. Ночь проходит без сна. На следующий день утром приходят из центра страны праздничные газеты. Из них можно узнать о подробностях исторического события. Выстраивается огромная демонстрация жителей местечка и рабочих с окраин. В море красных флагов можно увидеть также бело-голубой флаг*. Вокруг него собираются тысячи евреев. Из рядов пробивается пение "А-тиквы" ("Надежды")**  на главном митинге держит речь эсер Зорин. Русский человек, громадный блондин. По ходу своей речи он плачет и показывает костлявые руки, словно только сейчас сброшены с них кандалы. За ним выступает меньшевик Мишкин, еврейский парень, небольшого роста, тёмненький, осунувшееся лицо. 

И над всем этим растекает изобилие солнца и пьянящий весенний запах.

Инфляция

Горе, принесённое инфляцией народу, я увидел на примере отцовского дома. Десятки лет мой отец откладывал сбережения с его небольшой заработной платы и мелких побочных доходов. С полтинника к рублю, от рубля к трёшке. Затем к пятёрке, потом к десятке. И от этого к двадцати пяти рублям. И наконец, рекордная сумма — "катеринка", то есть купюра в сто рублей с изображением Екатерины Великой. Хранил свои сбережения мой отец в накопительной кассе почты. И оттуда переводили деньги в Юзовское отделение Государственного банка. По ходу проишедшей революции с её превратностями превратились цветные денежные купюры, впитавшие многочисленные мучения, в бесполезные и обесцененные. Удивлялся я внешнему спокойствию отца при постигшей его экономической катастрофе.

Лето

По улице ведут колону заключённых под стражей милиционеров. Командир милиционеров похож на зажатый квадрат. Неожиданно раздался выстрел и послышался крик. Заключенный, в которого стреляли, побежал, придерживая руку на груди. Вот он побежал извилисто, зигзагами. Было видно, что он напрягает последние силы, стараясь не упасть. Не упасть и остаться на ногах, тем самым не потерять последнюю связь с жизнью. Но всё же он падает. Группа заключённых продвигается вперёд, не снижая ритма шага.

Осень

Пришли осенние дни. Небо стало хмурым, и вместе с ним помрачнели и лица людей. В качестве символа из "позавчера" сидит у входа в Городской Сад торговец семечками, бывший управляющий юзовским отделением Государственного банка. На его красивом и ухоженном лице впечатано выражение позора. Эсер Зорин поколачивает свою жену-еврейку за то, что она пристрастилась к свободной любви. Сын портного Пектера стал анархистом. Он опоясался связкой гранат и лимонок, скачет на коне и стреляет в воздух из русского нагана.


Вся семья основателя и руководителя песенной группы "А-замир" ("Соловей") была убита ночными убийцами, которые ворвались в его продуктовую лавку. Только он, единственный, и спасся — отбивался от налётчиков торговыми гирями. Позже я видел тела убийц, их было трое. Убийцы были пойманы и пристреляны, и их тела были брошены возле продуктовой лавки. Политическая война между эсерами и меньшевиками и большевиками ужесточалась ото дня ко дню. Газеты, которые присылали из центра страны, извергали кипящую лаву. 

Мы, члены организации "Цэирей Цион" ("Молодёжь Сиона)***, всё более понимали наше тревожное каждодневное положение. Да и будущее ничего хорошего не предвещало. 

Нами была организована структура самообороны. У нас было две винтовки, несколько браунингов, десятки полных патронами магазинов. А также десятки парней и девушек. Тренировочные занятия проводились в строжайшей конспирации.


В Юзовке происходит массовое шествие — демонстрация рабочих сталеплавильного завода и шахтёров. Пешие и на всевозможном транспорте — десятки тысяч рабочих и работниц. Большевики, анархисты, Красная гвардия, все вооружены с головы до ног. В воздухе запах осени и пороха.

Октябрь

Вечером, накануне демонстрации в клубе"Цэирей Цион" разгорелся ожесточенный спор. Принять участие в демонстрации или нет? Протестовать против могильщиков демократии или нет? В конце концов было решено принять участие в демонстрации. В споре, который затянулся до позднего времени, мы забыли подготовить ткань для транспаранта с лозунгом. Но всё же вышли из положения. Достали фанерную доску. На ней написали углём в виде похоронного объявления "Да здравствует Учредительное собрание!"В день демонстрации местом встречи был назначен наш клуб. Группа, которая собралась, насчитывала тридцать человек. Я нёс фанерную доску в защиту Учредительного собрания. Мы подошли к центру демонстрации. Постояли, перед нами проходило мощное шествие с её лозунгами и песнями. Демонстрация растянулась на многие километры. Над ней развевались и покачивались лозунги "Вся власть Советам!", "Смерть — буржуям!", "Мир — хижинам!, война — дворцам!". 

Из рядов этой огромной демонстрации то и дело были брошены насмешливые взгляды на нашу маленькую, выглядевшую по-детски группу. Эти взгляды были брошены и на флаг из фанеры и на траурный лозунг. Дрожь охватила меня, дрожал я от холода, страха и гордости.

Октябрь

Вчера умерли семь слов
Позавчера был сильно удивлён
Но не умолк, не замолчал
Воздух насыщен запахом осени и крови
Небеса спрятались за тёмно-серой сталью
Людская река, снаряжённая от сердца до руки и плеча
Течёт под флагом вечного отшельничества
К войне - за и против Октября
Исчезли над всеми голубями
Поднялся на вершину лес штыков. 

З. Аран

    Примечания:
    *     Бело-голубой флаг — национальный флаг возрождённого еврейского народа
    **   "А-тиква" — национальный гимн возрождённого еврейского народа
    *** "Цэирей Цион" — молодёжная социалистическо-сионистская организация.
Перевод с иврита П. Варият
Впервые опубликовано на сайте http://infodon.org.ua/ 

Нравится Категория: Рассказы о былом | Просмотров: 425 | Добавил: Liza | Теги: синагога Юзовки, Еврейская община Юзовки, еврейская Юзовка, Петр Варият, Залман Аран | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: